И в темных чарах есть ясный свет,
А в свете солнца черное забвение.
На все вопросы ответов нет,
А на ошибки нет прощения…

(Из архива автора)

Когда корабль прибыл в гавань Идинпорта и Малитэйя сошла на берег, ей показалось будто этих долгих лет не было вовсе. По причалу все так же бегали дети в предвкушении даров с другого конца света. Матросы схематично разгружали судно, а некоторые купцы уже ожидали их, чтобы первыми выкупить пару ящиков заморских товаров. Никто, как ей показалось, не обратил внимания, на светлую эльфийку с короткими волосами, которая наслаждаясь свежим морским бризом не спеша направилась сторону города.

Малитэйя знала куда пойдет и что будет делать по возвращению. Прошло много времени с дня ее изгнания, многогодовой травли и преследований, сейчас она была готова покончить с этим раз и навсегда. Маленький домик все так же стоял на окраине города безо всяких изменений, похоже, что здравый смысл не позволил Вальгарду опозорить себя еще больше разгромив ее дом. Это было бы крайностью, эдаким признанием своей вины.
Она была рада, что дом остался таким как прежде, нетронутым, неоскверненным чужим вмешательством. Дом для нее был символом самостоятельности, он напоминал ей о том, что она сама является хозяйкой своей жизни, и вольна делать то, что, по ее мнению, кажется правильным. Даже после того как была вынуждена многие годы скрываться от Альрика, Малитэйя ни разу не пожалела о своих решениях и действиях, что пришлось ей предпринять, даже тогда, когда наемники Вальгарда, и вовсе дышали в затылок. Порой она сама удивлялась, как ловко ей удавалось находить выход из обреченной ситуации. Возможно, так распоряжалась судьба, или все дело было в силе медальона, которым ее отблагодарила за помощь юная ведьма.

Ключ к дому был на старом месте – под овальным камнем у порога, что по истечению лет врос в землю. Проржавевший замок поддался с трудом, после чего деревянная дверь с ржавым скрипом распахнулась и светлая эльфийка с умиротворенным благоговением вошла внутрь. Ничего не изменилось с тех пор, казалось только, что вековечная пыль укрыла собой все в ее уютном доме. Малитэйя прошла в спальню через небольшую прихожую, наслаждаясь запахом родной обители. Воспоминания хаотично замелькали перед глазами. Эльфийка вспомнила, как в горячей спешке ей пришлось покинуть Руну и небольшой бардак в доме сейчас был кричащей уликой ее действий. Образы из прошлой жизни нахлынули, словно давно ожидали подходящего часа для того, дабы напомнить о себе. Семья, аптечное дело, служба в гильдии воинов и эти долгие десять лет скитаний по всему миру. Малитейя вспоминала каждый город, деревню, лес, подземелье где ей пришлось побывать, каждую дорогу и тропу по которой пришлось пройти или проехать, каждого приятеля с которым удалось сблизиться, и каждого врага, которого пришлось убить. Монотонный хоровод воспоминаний прервал глухой звук, доносящийся из кухни. Малитэйя распахнула глаза и поняла, что в момент единства с родным домом, воспоминания утащили ее в бездну сновидений, она измотанная долгой морской дорогой уснула под пыльным одеялом на своей кровати. Эльфийка огляделась по сторонам понимая, что за окнами давно ночь, она потянулась рукой к походной сумке, в которой лежали скудные пожитки и ее оружие, но, увы, ее не оказалось на прежнем месте. Малитэйя рывком спрыгнула с кровати, она выудила небольшой кинжал из кожаных сапог. В доме было темно, но блики света пробивались от свечи, зажженной на кухне, где явно кто-то копошился. Она тихо ступала по старым половицам, когда почувствовала горячее дыхание у себя на затылке.

В долю секунды Малитэйя присела на одну ногу, а другой сильно пнув незнакомца в коленную чашечку, повалила его на пол. Светлая эльфийка рывком запрыгнула сверху на непрошеного гостя направляя ему к шее острие клинка.

Хватило всего секунды, что бы девушка в смущении отпрянула назад:
- Стоун? Ты как здесь оказался?!

Темный эльф все еще корчился на полу от сильного ушиба колена. – А ты думала, что я тебя оставлю в покое? Надо же кому-то за тобой присматривать…

-Я и вижу – хорошо присматриваешь. - Малитэйя подала руку старому знакомому, помогая ему подняться с пыльного пола. – И давно следишь за мной?

- Достаточно… Но это только подтверждает, что тебе нужна моя помощь.

- Не нужна мне твоя помощь. Если люди Вальгарда узнают, что ты мне помогаешь вместо того, чтобы… - Малитэйя запнулась, отводя взгляд в сторону. – А я, я не хочу больше прятаться! Я намерена покончить с ним раз и навсегда. Я хочу спокойно жить, зная, что он мертв. И сейчас у меня есть ресурсы, которыми я в этот раз воспользуюсь.

- Ты об этой побрякушке? – Стоун указал на старый медальон, висевший на шее у девушки. – Ты веришь, что он тебе поможет?

- Я точно знаю это!

Эльфийка крепко сжала украшение в руке, а мысли ее умчались далеко-далеко, сквозь годы к событию, которое поменяло не только ее жизнь. Она вспомнила, как помогла бежать дочери Вальгарда - Флоренции из замка Идинпорта. Как они несколько месяцев скрывались от людей ее отца, пока не набрели в лесной чаще на заброшенную хижину, где юная принцесса изволила желание осесть. Тогда Малитэйя еще не знала о том, что Флоренция – юная ведьма. Умение к колдовству пришло к ней от матери, которая просила всех существующих богов Мира защиты для своих детей от их отца-тирана. Помощь пришла нежданно, кода Флоренция стала совершеннолетней, она открыла для себя мир магии, с тех пор она знала, что жизнь ее изменилась навсегда. Малитэйя ворвалась в ее жизнь так же неожиданно, как и магия, она предчувствовала, что терять такую возможность не в ее интересах, даже обрекая на угрозу смертью другого человека. Узнав правду от юной ведьмы, Малитэйя долго злилась, но Флоренция подарила ей медальон, в котором заключалась сильная магия способная убить Вальгарда. Колдунья предупредила подругу о том, что если Альрик останется жив, то через несколько лет ему будет мало правления торговым городом Идинпортом и он пойдет войной на Алимат, Снегард, Даримгард, тогда погибнет много людей. Реки крови прольются на благородных континентах Солнца и Луны. Этот человек, если его не остановить принесет море страданий в наш мир.

- … Тэя ты меня слышишь? – Темный эльф нежно дотронулся до плеча эльфийки, от чего та вздрогнула.

- Да слышу… Стоун, я не виню тебя в твоем неверии. Но я должна его остановить.

- А если я тебе скажу, что в лавах армии Вальгарда зреет бунт. – Ехидно улыбнулся темный эльф.

- И кто его устроит?

- Я. У меня есть план. – Стоун подошел к светлой эльфийке, и нежно обнял, поближе притягивая ее к себе.

- У тебя всегда есть план.

Продолжение следует
Юлия Абрамкина