Коридор рун яркой вспышкой закрылся за ее спиной, в очередной раз выстраивая прочную стену в прорехе между двумя мирами. Даркворлд, Мир Ночи, Черномирье – это параллельное измерение носит много имен, но общий знаменатель всегда неизменен – вечная ночь вот уже много веков накрывает здешние окрестности и города.

Этот мир точная копия мира людей, за исключением того, что он не так масштабен, несколько десятков миль что застыли в средневековье, именно в эту эпоху и был возведен магический барьер, который отделяет людей от мистических существ ночи, или нежить от людей, это с какой стороны посмотреть.

Некоторые жители Черномирья уже целую вечность не видели солнечного света, но большинство даже не знают, что кроме ночи существует день, ибо заклятие воздвигшее магические стены между мирами имело свои масштабные последствия.

Она упала на колени, пытаясь отдышаться. Глория попыталась сосредоточиться, ведь камень рун, который творит магический коридор куда-то исчез. Она потеряла его. Девушка провела рукой по влажному мху, что мягким ковром услал поляну в густой роще старых дубов. Она дома, она в Даркворлде, в ее мыслях это звучало как спасение и обреченность одновременно. Ребра, которые уже успели покрыться обильными синяками ужасно болели, голова раскалывалась, и от этого перед глазами все плыло, но в этих бедах не было кого винить кроме себя самой, ведь она по своей неосторожности выскочила на шоссе, это она в меру своей вспыльчивости, повздорила с Шератаном, и нарочно отбилась от стаи. Эта выходка чуть не стоила ей жизни и речь шла не только об аварии, попади она под лучи солнца в мире людей, смерть наступила бы мгновенно – еще один пункт, который предупредительно загонял всех существ ночи назад в иномирье, когда ночь в мире людей уходила за океан.

Глория томно выдохнула, прокручивая случившееся в голове, она раскрылась перед человеком, и если об этом кто-то узнает, если об этом узнает Шератан – наследник империи вервольфов в Черном мире, или еще хуже - его отец, то ей не сносить головы.

- Где тебя носило, Глория?

Из чащобы леса вышел молодой юноша. Его смоляно-черные волосы были влажными и сейчас хаотичным ежиком торчали в разные стороны. Не взирая на здешнюю вечную ночь, кожа Шератана отдавала бархатным природным загаром. Молодые черты лица, легкая небритость, густые брови, которые колосились над большими выразительными глазами черно-коричневого оттенка. Он уверено направлялся в сторону Глории, босыми ногами ступая по мягкому ковру из мха и лесных цветов. Легкая рубашка была расстёгнута и развевалась при ходьбе, ловя неуверенные, но холодные потуги ветра, оголяя его мускулистую грудь.

Девушка рывком поднялась на ноги, виновато потупив глаза вниз, изучая пальто, в котором она тонула по самые косточки.

- Что это на тебе?

- Шератан, я…

Юноша подошел впритык и лишь тогда ощутил запах крови. Он схватил лицо Глории всматриваясь в ссадину на виске.

- Кто это сделал? Клянусь, я мокрого места не оставлю от этого мерзавца!

- Все в порядке… Все в порядке, Шератан. Никто не виноват. – она попыталась успокоить молодого волка, но кровь в его жилах уже успела закипеть от ярости в порыве отмщения. – Это я выскочила на шоссе, а тот мужчина не успел увернутся.

- Ты угодила под машину?

Он нервно выдохнул, пытаясь унять свой пыл и заботливо провел рукой по ее волосам, вкладывая в этот жест максимум нежности и заботы, которою он мог показать только ей. Темные глаза Шератана говорили о его беспокойстве. Сын альфы стаи не должен демонстрировать свои слабости, но Глория к сожалению, была его самой сильной и слабой стороной одновременно.

- Кости целы?

- Целы… - Глория все еще не могла набраться храбрости, чтобы посмотреть ему в глаза. – Несколько синяков. Пара компрессов по эльфийскому рецепту и все как рукой снимет. – она все-таки встретилась с его магнетическим взглядом.

– Правда…

Шератан легким поцелуем коснулся ее губ. Он не хотел торопить события учитывая природу варгульфа, что была частью Глории, но и совладать со своими желаниями он тоже не мог.

- Больше, не заставляй меня сходить с ума.

Глория снова потупила глаза вниз, пытаясь унять свое растревоженное сердце. С головы никак не выходила авария и мужчина, который так боролся за жизнь дикого зверя. Больше доброты, чем в эту ночь она никогда не видела раньше, даже стая вервольфов, даже семья Валаров не могли похвалиться подобной заботой о близких, как этот незнакомец хотел позаботиться о ней.

Глория Ралф - безродная волчица, награжденная проклятием варгульфа, до этого момента лишь связь с Шератаном Валаром и их молодой роман могли наравне сражаться с бесчувственностью, что была пороком ее души. Всему виной природа варгульфа – хладнокровность в действиях и помыслах, хладнокровность в чувствах, но поступок незнакомца что-то в ней пробудил. Пробудил даже больше чем в свое время появление Шератана в ее жизни.

Ночи в Черномирье всегда темнее чем в мире людей, но сегодняшняя ночь была чернее самой бездны. Тяжелые тучи низко плыли над верхушками деревьев, вскоре яркие вспышки молний начали бороздить небо, вот-вот должен пойти дождь. Воздух стал более разряженным и наполнился свежей прохладой.

- Нужно спешить, иначе попадем под ливень.

Шератан выпустил ее из объятий и Глории понадобилась куча усилий, чтобы скрыть боль, которую причиняли его прикосновения, но она боялась признаться в этом, это могло еще больше разозлить молодого волка. В ярости Шератан был опасен и очень изобретателен, он мог разыскать ее незнакомца и начать мстить, а она этого так не хотела.

Взявшись за руки, они покидали лес, в мире людей он известен как Лес Эппинг, здесь же его именуют Волчьим Лесом, ибо он граничит с угодьями вервольфов. На кромке леса вот уже какую сотню лет расположился особняк Валаров – твердыня оборотней в Черномирье. Средневековый замок, сложенный из гигантских серых каменных глыб, которые нынче укрывала пышная стена живой изгороди. Дикий виноград и хмель словно еще одно мистическое существо из этого мира, оплетали стены особняка, готические арки, высокие башни, минуя оконные рамы с массивными ставнями. Внутри замка радовало глаз шикарное убранство залов и спален. Дизайн каменной кладки стен переплетался с деревянными панелями, изысканными драпировками и мебелью в приятных на ощупь обивках.

В этих стенах правила главная династия вервольфов в Даркворлде – семья Валаров под началом мудрого альфы Сириуса Валара, но недалек был тот час, когда бразды правления должны перейти в руки наследника. Шератан Валар - сын, должен принять эстафету от своего отца в день заключения священного союза с соплеменницей, с волчицей, и ею должна стать Глория.

Сомнения на счет свадьбы преследовали ее везде и дело было вовсе не в Шератане, как раз-таки юный волк пока что был единственным, кто мог подобрать к ней ключики, со своим, иногда горделивым нравом и неуместной грубостью, но в тоже время с тонким чутьем преданности. Шератан, пожалуй, был единственным, кто мог вызвать в ней теплоту, ей бы держаться за эти первые в ее жизни эмоции, ведь даже проклятие варгульфа бессильно перед проявлением истинных чувств, когда в жизни проклятого появляется человек способен сбалансировать две природы зверя и человека. Подобное случается редко, но все же случается.

Глория сомневалась, что брак с Шератаном это верный поступок. Ей бы радоваться такой возможности – вырваться из лап безродного прошлого. Но последнее время сомнения все больше снедали волчицу, все дело в тени, что упала на династию Валаров от дел полукровок, которую возглавила Женевьева Эридан-Геспер – сводная сестра Шератана, внебрачная дочь Сириуса Валара от женщины-феникса. Женевьева сторонилась вервольфов, ведь в ней победили гены матери, а не отца, но тот факт, что в свои молодые годы она возглавила первое движение полукровок в Черномирье беспокоил всех лидеров общин и существ, ведь никому не была известна причина, которая заставила полукровок стать под одним гербом.

Сириусу Валару – действующему альфе клана ликанов нужно было как можно скорее отвести взгляды как жителей Даркворлда, так и Великого Совета Тринадцати от дел Женевьевы, и свадьба Шератана, как раз-таки была отличным поводом.

Глория попрощалась с Шератаном на пороге своих покоев. Она нежно поцеловала его в щеку, и молодой волк понял, что ей нужно побыть наедине. Глория всегда целовала его в щеку, когда жаждала одиночества и он не мог ей в этом отказать. На самом деле Глория Ралф редко, о чем просила и юный Валар так хотел ее порадовать, даже если это была малая малость.

Массивная дверь защелкнулась за ее спиной, и волчица вздохнула, что этот день, точнее ночь наконец закончилась. Глория зажгла свечи и в их мягком свете стало видно очертания комнаты. Пара картин украшали каменную кладку стен, темные шторы, сливового оттенка, медвежья шкура возле камина, который в этот вечер она не зажгла. Посредине комнаты стояла большая кровать с высокой периной и несколькими толстыми одеялами, что хаотично лежали одно на другом. За складной деревянной ширмой находилась ванная. Огромный письменный стол возле широкого деревянного шкафа был завален книгами эскизами и чертежами, что хаотичными стопками собирались в разных углах ее скромных покоев. Глория увлекалась астрологией, ведь у черномирцев есть только звезды, их они и изучают.

Девушка медленным движением погладила мягкий кашемир чужого пальто, затем сняла его и бережно положила на край кровати. Глория подготовила ароматические масла и добавила их в ванную, которую предварительно наполнила горечей водой. Ее синяки к тому времени уже стали багрово-черными. Горячая вода согрела ее озябшее тело и расслабила мышцы, даря блаженное ощущение облегчения и комфорта. Приняв ванную Глория отыскала эльфийское снадобье и добавила несколько капель в бокал красного вина, лекарство должно помочь снять боль на несколько часов, а завтра утром она отправиться в аптекарскую лавку фэйри за целебной мазью с примесью пыльцы нимф.

Мягкие перины приняли уставшее тело в свои объятия, но Глория не могла сомкнуть глаз. Затуманенный эльфийским снадобьем разум мысленно возвращал ее на место аварии, на одинокое заснеженное шоссе, на заднее сидение автомобиля… Она подоткнула подушку под спину и закутавшись в одеяло села на кровати рассматривая чужое пальто. Черная ткань мягкого кашемира блуждала в ее руках, Глория медленно рассматривала детали мужской одежды, уделяя внимание каждому шву и пуговице. Поддавшись искушению, она уткнулась носом в пальто и вдохнула запах незнакомца.

Он пах мужеством и нежностью одновременно, он пах деревом, такой же запах витал и в его автомобиле, она пах кофе и Глории самой захотелось испить этого согревающего напитка, чтобы густая пенка коснулась ее губ, а горячий и темный, как сама ночь Даркворлда, напиток пощекотал ее вкусовые рецепторы, даря неподдельное наслаждение, тепло и удовлетворение. В букете ароматов, которые жили в этом пальто отчетливо распознавался ладан. Она часто посещает церковь – промелькнуло у нее в голове. Эта догадка сначала позабавила ее, а потом заставила еще больше проникнуться к этому мужчине неизвестным ранее ей чувством.

Волчица задумчиво провела рукой по кашемиру, словно она гладила этого незнакомца, как вдруг пальцы наткнулись на грубый предмет в складках пальто. Она задумчиво сузила густые брови и выудила из кармана бумажник. Глория задумалась всего на мгновение, а потом уверенно начала изучать содержимое кошелька. В узких кармашках теснились кредитные карты, несколько крупных купюр в фунтах стерлингах и долларах, а также водительское удостоверение.

Вот она и узнала, кто такой ее обидчик и спаситель в одном лице. Глория провела пальцами по мелкому фото на документе, всматриваясь в строгую симметрию лица этого мужчины. Роберт Дайсон, место жительства – Саутгемптон, дата рождения – 29 февраля, 1976 год. Глория быстро сосчитала в уме.

- Тебе сорок лет, Роберт. – девушка напряженно вздохнула, продолжая выводить пальцами невидимые узоры на пластиковом документе. – Ты старше меня…

Миг и настроение Глории переменилось, она раздраженно отшвырнула на пол пальто и бумажник.

- Какой в этом смысл? – она шипела от злости, которая внезапно завладела ею. – Из-за него я чуть не умерла. Меня никогда и ничто не волнует, и этот сноб не станет исключением!

Глория подтянула одеяло под самый подбородок. Холод снова вернулся в ее тело, заставляя стучать зубами. Она не зажгла огонь в камине и сейчас очень об этом жалела. Выскочив на секунду из-под одеяла она умелым движением черканула спичкой по каменной стене и бросила ее в кучу хвороста в камине, он добавила несколько поленьев и протянула руки вперед, ощущая, как тепло от огня пропитанное ароматом дыма касается ее кожи.

Укутавшись плотным одеялом, девушка умостилась на широкой подушке на полу возле камина и стала рассматривать как языки пламени пляшут на раскаленных углях. Она так хотела уснуть, чтобы блаженный сон унес ее от кошмара, который ей пришлось пережить всего пару часов назад. Тело все еще изредка пробивало дрожью, и Глория наполнила еще один бокал, в надежде, что спиртное поможет ей согреться. Мысли почти умиротворились, отпуская нервное напряжение, как вдруг в поле зрения попал золотистый объект, в отражении которого трепетало пламя – это была открытка, которая выпала из бумажника, когда Глория швырнула его на пол. Не совладав с любопытством, волчица потянулась к листовке, это было персонально приглашение для Роберта Дайсона на благотворительный вечер по поводу Международной Конференции По Вопросам Экономики и чего-то там еще… она оставила без внимания текст приглашения ища глазами адрес.

- Ланкастер Хаус, Стабл Ярд, Сент-Джеймс, Лондон SW1A 1BB, 20:00 часов, 15 октября 2016 год. – прочла она вслух.

План действий тут-же созрел в ее голове, одновременно давая понять, что кем бы ни был этот Роберт Дайсон, он заставил ее что-то почувствовать. Его поступок заставил холодное сердце варгульфа если не оттаять, то изменить температуру на пару градусов, а это уже многое означало для Глории.

Юлия Абрамкина