JB Base3 - шаблон joomla Окна

 

Холодный чай в запотевшем стакане, уютный лежак на заднем дворике и теплые лучи летнего солнца – идеальное сочетание для вечерней сиесты. - думала она, промокая полотенцем волосы, которые были еще влажными после купания в бассейне.

Магнитола тихо напевала мелодию романтического джаза, от чего она еще больше ощущала идеальность этого момента. Она не любила шумиху, она не любила большие компании, она любила одиночество… Тишина для нее была блаженным нектаром, который она пила с наслаждением, дорожа каждой его каплей. В ее возрасте, такая внутренняя психология воспринималась окружающими отталкивающе, да и кто решиться сблизиться с тем, кто с упоением жаждет одиночества. Подруг у нее не было, была старшая сестра, но она настолько противоположна ей по характеру, что они почти не держали контакта друг с другом. Представители противоположного пола не замечали ее, по крайней мере она так думала. Ее замечали, но она, постоянно погруженная в свои мысли, не видела ничего, а возможно, просто не хотела видеть.

Сага Ларсон - рыжеволосая, среднего роста, с выразительной зеленью глаз – ну как такую не заметить? В ее образе прямо-таки кричала Скандинавия, хотя нет, она пела сагу о землях, погруженных в густые туманы, в земли где живут дожди, и где-то когда-то жили воинственные викинги. Ее мама родом из Ирландии, Дублин, папа-американец, но Сага никогда не была по ту сторону Атлантики, и не представляла, как это – жить на земле, окутанной туманами и вечными дождями. Она – дитя солнца. Солнце Флориды, прямо-таки течет по ее венам, а морской бриз живет в ее легких.

Ее мечтательная и творческая натура были полностью преданы ее пристрастиям к искусству. Она – художница. Какой стиль? Смотря какое настроение. Сегодня она пейзажистка, завтра - карикатурист, через неделю – комиксист. Талант к рисованию получила от Бога, ибо никто из ее семьи юристов, не был расположен к такому виду деятельности. Она – белая ворона. С этим утверждением можно смирится, можно жить и как она поняла, можно жить в свое удовольствие.

Понятное дело, все почести и привилегии в семьи принадлежат ее сестре Трише, в свои тридцать два она уже помощник прокурора округа, а чем может похвастаться Сага в семье заядлых карьеристов. По вторникам, она рисует портреты туристам в Ки-Уэст, в среду отправляется на морские прогулки, все с тем же мольбертом и любимой палитрой, в лазурных тонах. В четверг она работает над комиксом, который еженедельно публикуется в местном еженедельнике, в пятницу пишет маслом морские пейзажи, в субботу она любит побаловать себя покупками. Начиная от запасов разнообразных кистей, карандашей, красок и заканчивая пестрыми футболками, солнцезащитными очками, а иногда и старинными антикварными безделушками, которые она так любила коллекционировать. В воскресенье она работает над долгостроями, проектами, которые вечно откладывает на потом, а вот понедельник, Сага полностью посвящает отдыху. В то время, когда все спешат на работу, просыпают утренние летучки, проливают кофе, спеша в суетливой обыденности, Сага нежится в лучах экваториального солнца, наслаждаясь каждым мгновением своей несуетливой, размеренной, уединённой жизнью на побережье тропического Майями.

Чем сегодня заняться? – вопрос как-то сам собой возник, когда она допивала чай со льдом, лежа возле бассейна своего уютного маленького дома. Редко она ощущала скуку, но в сегодняшний вечер ей захотелось… общения… Сага вскочила с лежака и быстро засеменила в дом, будто вспомнила о включенном утюге.

Платье мятного цвета и легкий макияж, все что нужно ей этим вечером, но вот куда она собралась? Уютный ресторанчик в Вест Честере или бар в Маленькой Гаване? А может отправиться в Ки-Уэст? Все равно, завтра в ее планы входила поездка на этот остров-риф, который так любят посещать туристы.

Прелесть одинокой жизни – воплощать собственные желания в реальность. Сага любила импульсивные решения. Она могла месяцами вести уединённый образ жизни, но рано или поздно наступит момент, когда она посреди ночи проснётся и поспешит на самый огромный рейв и будет веселиться там до самого утра.

В багажник ее подержанного «Шевроле» отправилась дорожная сумка с парой вещей и конечно же инструменты для работы: мольберт, упаковка листов для рисования, графические мелки, карандаши, набор ее любимых кистей и краски. Три часа по Флорида Стейт Роад А1А, и она уже в Ки-Уэст, встречает закат за уютным столиком в «Бурбон Срит Паб», что на пересечении Петрония и Дюваль Стрит. Этот район прямо-таки пестрит подобными заведениями, но Саге это место напоминает Новый Орлеан и Французский квартал, который она поселила прошлым летом. Машину она оставила на стоянке возле мини-отеля «Дюваль Хаус» в котором она иногда останавливалась, благодаря давнему знакомству с хозяйкой заведения, в холле даже висела парочка ее картин. Для нее всегда была свободна комната, выкрашенная в пастельных тонах, в конце коридора, на втором этаже.

Потягивая коктейль с ромом она с особым удовольствием отметила, что придет сюда и завтра. Атмосфера вечера вторила ее внезапному желанию окунуться в жизнь окружающей толпы. Вскоре заведение наполнилось людьми и свободных столиков совершенно не осталось и Сага, чувствуя некую неловкость уже хотела было уходить. Нет, спать она пока не хотела, она желала прогуляться по шумным улицам Ки-Уэст, но в этот раз ее желанию не дано было исполниться, по крайней мере не в этот момент.

- Прошу прощения, - Сага не сразу сообразила, что он обращается к ней, - у вас свободно? Можно присоединиться? – не дождавшись ответа на первый вопрос, незнакомец сразу задал второй.

Она подняла голову, встречаясь взглядом с голубыми глазами незнакомца. Светлые волосы, натурального пшеничного оттенка небрежно ниспадали на загорелое лицо, идеальные пропорции которого потрясли ее. Кому как не ей, художнице, знать толк в красоте человеческого лица, и этот незнакомец был красавцем.

- Наверное, вы не одна? Прошу простить меня за беспокойство. – блондин принял замешательство Саги как молчаливый отказ.

Безусловно ему не было известно, как это – одинокому человеку, который раньше никогда не любил, познать, что такое если не любовь с первого взгляда, то сильная симпатия, которая готова нарушить внутренние границы заядлой одиночки.

- Нет! – ее ответ прозвучал более громко, чем Сага рассчитывала. – Прошу, присаживайтесь. Я буду рада компании! – разве она могла представить, что когда-то это фраза будет сказана не кем иным, а ею, да еще искренне.
- Маркус. – блондин протянул руку, в жесте знакомства и Сага с улыбкой ее пожала.

- Сага.

- Сага? Какое интересное имя! Вы тоже, туристка?

Маркус присел напротив, продолжая непринужденную беседу.

- Нет, я работаю, здесь. – ей был интересен его акцент.

- Прекрасное место - Ки-Уэст, всегда мечтал побывать здесь, и вот наконец-то мечта стала явью. Вам повезло жить в таком экзотическом месте.

Блондин приветливо улыбнулся, отпивая глоток пива. Легкая небритость, придавала ему харизмы, и Сага невольно сама улыбнулась в ответ. Его глаза, они были настолько выразительными, что она задумалась лежит ли в ее сумочке, хоть маленький карандаш. У нее возникло непреодолимое желание нарисовать его. Здесь, сейчас, в свете ночных фонарей и гирлянд. Она задумчиво изучала загар его кожи, слегка вьющиеся волосы, которые доходили почти до середины шеи. Рельефность мышц под тонкой тканью голубой рубашки, которую он выпустил поверх пляжных шортов – обычный наряд для Ки-Уэст.

- Я из Майями.

- А я родом из Дублина. Пару месяцев назад прилетел в Америку. Путешествую по штатам, вот добрался и до этого тропического рая.

А она думала, что совпадений в этом мире не бывает. Теперь ее собеседник вызвал у нее еще больший интерес.

- Моя мама тоже жила в Дублине. – Сага пыталась мудро подбирать слова, ведь общение всегда сложно ей давалось, особенно с представителями противоположного пола.

- Вот откуда такое чудесное имя - Сага. – у нее мурашки прошли по коже о того, как ее имя звучало в его устах. –

Так, мы считай, земляки. – Маркус положил локти на стол и немножко наклонился вперед, от чего она неуютно попятилась назад. В ее личное пространство никто и никогда так не вторгался. – А ты бывала в Ирландии?

- Вовсе нет. Меня привлекают местные виды. Наверное, дожди и туманы Ирландии не сумеют меня вдохновить на качественную работу.

Для нее было все это было в новинку. Вот так, просто и открыто говорить с незнакомцем, но симпатия, которая возникла у нее к Маркусу ломала ее личные, как она думала непоколебимые законы.

- Твоя работа зиждется на вдохновении? И кем же может работать чудесная рыжеволосая красавица, наполовину ирландка в Ки-Уэст, родом из Майями? – лицо Маркуса снова озарила искренняя улыбка.

- Я… - собралась она выдать о себе все как на духу, особенно после лестного комплимента в ее сторону.

- Стоп! – он серьезно сдвинул брови. – Я могу взять твою руку?

Сага без раздумий протянула ему руку, даже не замечая, как их вежливо-формальное «вы», быстро перешло на легкое «ты». Он со знающим видом, перевернул ее ладонью вверх и начал водить по ней своими пальцами. Она замерла. Прикосновения мужчины к ее телу были такими же непривычными как мысль о визите в Ирландию. Она не понимала саму себя, частично боясь той симпатии, которая прямо-таки кричала в ней к этому незнакомцу.

Наверное, он знает о своей привлекательности. Наверное, он знает, как соблазнить женщину. Наверное, он знает, что симпатичен ей. Наверно… наверно… наверно… Ну и пусть! – она сама себя остановила от навязчивых мыслей, успокаивая сердце, которое панически бухало в груди.

Его пальцы выводили узоры на ее ладони, а она задумалась, сколько времени прошло с их знакомства? Десять минут, пять, минута? Она вздохнула, чувствуя, как по ее шее побежала струйка пота – свидетельство напряжения.

- Ты художница. – с улыбкой констатировал Маркус.

- Что? Как? – ее зеленые глаза округлились в искреннем удивлении. – Ты, как это сделал? Это магия?

- Все просто. - он жестом показал ей пододвинуться поближе, словно должен был открыть невообразимую тайну. Сага смущенно наклонилась к нему через столик. Его дыхание скользнуло по ее скуле и от этого все волоски на ее теле стали дыбом. – Это наблюдательность. У тебя весь локоть измазан краской.

Их веселый смех слился с атмосферой паба, и только теперь Сага поняла, что во время их короткого знакомства, мир за пределами их столика исчез, оставляя их наедине друг с другом. Раньше она одна умела растворяться, чтобы вся суета обходила ее стороной, но в этот момент Сага поняла, что бежать от сумасшедшего мира можно и вдвоем. Странно, страшно и в тоже время удивительно и непередаваемо. Словно кто-то по-новому учил ее дышать.

А может эта встреча не случайна, а может ей нужно было приехать этим вечером в Ки-Уэст не просто так, а может, может, может?.. – любила она это дело, в смысле, задать себе самой вопросы и в тоже время оставить себя без ответа.

Чем дольше длилась их беседа, тем меньше у нее становилось вопросов к себе и к Вселенной. В своем одиночестве, она знала цену каждому проявлению внимания и каждому доброму слову, а о Маркусе и говорить нечего. Голубизна его глаз тронула ее в самое сердце, что там говорить об остальном. Он удивил ее, рассмешил, сделал ее вечер необычным и удивительным.

После пары коктейлей они пошли гулять по Дюваль Стрит, пока не добрались до Южного пляжа. Сага отметила, что время уже давно перевалило за полночь, даже более того, не далек час рассвета. Она не верила, что подобное происходит в ее жизни. Казалось все романы и мелодрамы, что она читала и видела ожили в одночасье, давая и ей ощутить всю ту полноту чувств, что была чужда ей до сих пор. Она встрепенулась, когда Маркус взял ее за руку, дыхание участилось о того, что Сага не знала, как реагировать на подобное проявлении симпатии.

Она знала, как ограничивать себя в общении, ибо ей так было комфортно, ибо она избегала всего того, что сейчас происходило с ней. В душу словно чужие тени пробирались сомнения: правильной ли жизнью она жила до этого момента, ведь то, что она чувствует сейчас – это так прекрасно. Может сестра была права, может нужно пускать людей в свою жизнь, иначе для чего тогда жить? Но не поспешные ли она делает выводы? Встреча с незнакомцем в пабе, и она уже готова изменить свои приоритеты?

Саге было тяжело, иногда она полностью растворялась в общении с Маркусом, а иногда замирала на месте, снова и снова задавая себе мысленные вопросы.

Жизнь не меняется в одночасье, она меняется постепенно. Иногда в лучшую, иногда в худшую сторону. Нет золотой середины. Нет постоянства. Жизненный поток иногда бурлит как полноводная река, иногда он как тихая гладь прозрачной воды, и никогда не предугадать какая погода уготована на сегодня, завтра, всегда…

Рассвет они встретили вдвоем в «Самой Южной точке» Соединённых Штатов. Такое клише – думала она раньше, так прекрасно – думала она сейчас. Ну а Маркус, он блистал обаянием, веселил ее, очаровывал, влюблял. Когда он провел ее до самых ее апартаментов в «Дюваль Хаус», Сага с грустью отметила, что в этот раз возвращаться в свою одинокую жизнь ей вовсе не хочется. Вот так может один вечер, один человек изменить мировоззрение. Сама того не осознавая Сага сделала первый шаг к переменам своего давно установленного образа жизни заядлой одиночки. Они попрощались, он поцеловал ей руку и место поцелуя еще долго пылало жаром, конечно же это она так думала.

Сага быстро уснула, а спустя несколько часов сломя голову, на перевес с мольбертом мчалась на свое привычное место работы. Наступивший день был иным нежели куча предыдущих вторников. По-иному светило солнце, по-иному играла музыка, по-иному она видела мир. Она расположилась неподалеку от музея Хемингуэя - местной мекки для туристов и стала ждать первого клиента.

На улице, как и всегда, было много людей, но никто не горел желанием позировать художнице в удушливый день, и Сага даже обрадовалась этому. Закрепив на мольберте лист бумаги, она взяла грифель и начала работу. Вскоре на листе начали проявляться черты лица, которое она до сих пор не могла выбросить из головы. Слегка вьющиеся волосы, легкая небритость, острые, как бритва скулы, неповторимая выразительность голубых глаз. Сага не удержалась и нарисовала их в цвете.

- Очень, даже похоже. – за ее спиной стоял Маркус и протягивал ей стакан с освежающим лимонадом.

- Ты долго здесь стоишь? – Сага покраснела от смущения.

- Достаточно, чтобы оценить твой профессионализм.

А она думала, что больше его не увидит и от этого печаль больно скребла по сердцу, а он опять ее удивил, а он, опять стремился рушить ее внутренние границы.

- Как ты меня нашел? – Сага приняла стакан и с наслаждением выпила половину освежающего напитка.

- Я поспрашивал местных, где чаще всего бывает рыжеволосая художница.

- Долго пришлось искать?

- Я пару часов бродил по улицам Ки-Уэст, как оказалось ты не постоянная особа. – она рассмеялся, а он наклонился и поцеловал ее в щеку. – Рад тебя видеть.

Ее сердце пропустило удар. Аромат мужской кожи, приятное ощущение его губ на ее щеке. Сагу пробила мелкая дрожь, которую ей не удалось утаить.

- Почему ты дрожишь? – удивился Маркус.

- Просто, приятно… Поцелуй.

Ему было странно находится в ее компании. Зажатость Саги немного смущала его, но Маркус был очарован этим юным дарованием. В его жизни было много женщин и девушек, но она не была похожа ни на кого, точнее, это никто не мог сравниться с ее уникальностью. В ней было то, чего не было у остальных – она умела быть счастливой.

Каждому человеку для счастья чего-то не хватает. Кому-то денег, кому-то славы, кому-то любви, а ей хватало всего, с тем учетом, что у нее практически ничего и не было, кроме своих красок, поддержанного папиного старого «Шеви», и маленького домика в Майями. Разве не такую он искал все это время? Ту, которая будет просто счастлива рядом с ним, и будет дарить это счастье ему. А что ему еще нужно? Он богат, имеет крупную фирму с филиалами в Европе, а теперь и здесь, в Америке. У него есть все, к чему он стремился с самого детства, но нет той, которая сделает его счастливым.

Давно он не ощущал подобного эмоционального подъёма, а возможно таких чувств у него не было вообще никогда. Сейчас ему сложно было искать сравнения в прошлом, ведь когда он видел ее лицо, обрамленное рыжими локонами, то весь мир терял для него всякий смысл. Тяжело было держать себя в руках рядом с ней. Поцелуя в щеку ему было мало, его бы воля он бы осыпал поцелуями каждый сантиметр ее тела, каждый день, до скончания веков.

Маркус сдержано выдохнул, протягивая ей руку, помогая подняться с раскладного табурета. Крохотная ручка утонула в его ладони, а мгновение спустя он притянул ее к себе и с особым вкусом нежности подарил ей поцелуй.

Ее коленки задрожали, и Сага прижалась к нему чтобы не потерять координацию. Все! Она все для себя решила, какие подводные рифы ее не ждут впереди, она уже не сможет без него, без ее Маркуса.

Они провели вместе день, два, неделю. Они гуляли по тропическому Ки-Уэст, посещали пабы, гуляли на пляже, ныряли с аквалангами, танцевали до изнеможения и влюблялись в друг друга все сильнее, сильнее, и сильнее. Казалось их счастью нет границ и нет конца, но вскоре Маркус заговорил об отъезде. В Дублине его ждали дела, и ему пришлось вернуться домой.

Закончились его двухмесячные каникулы в Америке, закончился их курортный роман, закончились ее наполненные счастьем дни. С каждым проведенным днем в одиночестве, которое когда-то было для Саги блаженным нектаром, ей становилось все тяжелее. Одинокие комнаты ее дома давили на нее, а небрежно кинутые краски и недописанные полотна словно высказывали свое недовольство по поводу ее тоски и грусти. Неуверенность в подлинности чувств Маркуса пришла уже спустя неделю после его отъезда, да и весточку от него получила лишь однажды. Короткое сообщение, о том, что он уже в Дублине и очень скучает по ней.

Прошла неделя, две, к концу подходила третья и вот когда Сага снова решила дать себе указание забыть, смириться и вернуться к привычному образу жизни в ее дверь постучали. Парень-курьер робко вручил ей огромную корзину оранжевых роз, к которой в паре шел голубой конверт. Она радовалась как ребенок и долго не решалась прочесть послание от Маркуса, но когда все-таки время пришло, и она разорвала плотную бумагу конверта, то удивилась даже больше чем могла себе представить. Сообщение было коротким, но более чем содержательным:

«Мое сердце осталось рядом с тобой, на теплом берегу Ки-Уэст. Хочу, чтобы свое ты оставила в Дублине.
Навеки твой, Маркус»

Как контрольный выстрел в сердце, к письму прилагался бессрочный билет в Дублин.

Когда-то Сага и мысли не допускала чтобы отправиться в дождливую Ирландию, но теперь она не представляла другого исхода для их отношений. Сидя на борту самолёта Сага наблюдала как с каждой минутой приближается к Дублину, и чем ближе была земля Ирландии, тем беспокойнее билось ее сердце. Она так соскучилась по Маркусу, она так хотела высказать ему о своих чувствах, что каждая минута казалась ей часами томительного ожидания.

Маркус ждал ее с таким же нетерпением, с каким она рвалась к нему. Он подхватил ее на руки, как только она растерянная, напуганная показалась в холе аэропорта. Они не могли оторваться друг от друга пока водитель вез их по влажным мостовым старого города, они не могли оторваться друг от друга даже когда Маркус привез ее в особняк, на окраине Дублина. Он целовал ее губы и вдыхал аромат ее рыжих локонов, что пахли солнцем и морским бризом. Сага не могла насмотреться в его голубые глаза и перестать прижиматься к его горячему мужскому телу.

Так прошла неделя, а потом месяц, второй. Сага не замечала, как пролетали эти дни, ведь рядом всегда был Маркус. Она полюбила дождливый Дублин и за время, проведенное в старом городе даже, написала несколько картин, которые передавали его непревзойденную архитектуру. Днем Маркус пропадал на работе, а она в это время наслаждалась здешними видами, изучала фольклор, пробовала местную еду, гуляла по музеям, библиотекам магазинам, а вечера и выходные дни они посвящали друг другу. Больше их жизнь не была прежней. Она не было одинока - он не был тревожен. Она была счастливой в стране дождя, а его сердце было там, где находилась она. Вот так судьба может расставить приоритеты: он искал ее, а она искала покоя. Он получил покой, а она получила его.

Прошло много времени с того дня, как Сага нежилась на заднем дворике своего маленького дома в Майями, когда она снова услышала ту романтическую мелодию джаза, что напевала ей магнитола, за стаканом холодного чая. Именно эта мелодия заставила ее выйти тем вечером из дома и отправиться на прогулку в Ки-Уэст, именно благодаря этой мелодии она познакомилась с Маркусом.

Иногда судьба посылает знаки, и стоит лишь заметить их, чтобы счастье всегда шагало в ногу со временем, отведенному человеку и Вселенной.

Юлия Абрамкина

Додати коментар


Захисний код
Оновити

Back to top