- Как ты могла ее потерять? Зачем ты вообще оставила ее одну? - белый эльф испепелял взглядом свою подчиненную.

- Я виновата правитель и это знаю. – прошептала девушка.

Белые как снег, длинные волосы эльфийки были стянуты в колосовидную косу, правда, некоторые пряди выбились из элегантной прически и спадали на белое нежное лицо. Длинная коса лежала на хрупких плечах, прикрытых позолоченными наплечниками из тонкой и очень прочной вороненой стали. Кирасу украшал выгравированный узор, напоминавший по своему плетению виноградную лозу. Сзади на кирасе был закреплен арбалет с непревзойденной конструкцией: сделан под стать его владелице. Маленькое и компактное оружие в руках белой эльфийки на первый взгляд, не вселяло угрозы. Но не каждый знал, что она - отважный солдат в личной свите правителя белых эльфов Сейгорна. Эта смелая девушка была личным телохранителем и лучшей подругой Розариэль - дочери белого эльфа, перед которым она сейчас стояла на коленях.

- Мне не нужны твои раскаяния Линэйя! - кричал Сейгорн. Он не в себе ходил туда-сюда, по большому залу - приемной Белого замка, все меряя шагами. Его меч стучал об позолоченные застежки на высоких белых сапогах, отбивая ритм каждого сделанного им шага. Эльфийка низко опустила голову, слушая упреки и лишь краем глаза замечала грозную фигуру в белых одеждах.

Сейгорн - правитель Фотэрэса был облачен в белую удлиненную тунику, из плотной расшитой золотом ткани, что стягивалась на талии широким поясом; однотонные штаны, цвета слоновой кости, были заправлены в сапоги. В таких одеждах верховный старейшина выглядел доблестно и воинственно, казалось, что этот эльф был всегда готов к внезапным атакам недругов. Хотя и врагов у него, как таковых не было. Быть всегда при оружии не помешает, как он считал. На плечах был белоснежный, украшенный серебристыми узорами, длинный плащ, который мог носить только человек его чина.

- Надвигается ночь, хоть в наших краях она и недолгая, для меня она будет казаться вечностью! - белый владыка мысленно ругался в сторону своего солдата и непокорной, но в тоже время любимой дочери. Он боялся представить, что могла натворить Розариэль. До него доходили слухи об их встречах с серым эльфом, но Сейгорн не хотел прислушиваться к ним и никогда не спрашивал дочь об этом. Но теперь, когда она пропала, а ее личная охрана даже глазом не моргнула, он в первую очередь обвинил именно неприятеля. - Это ведь правда? - немного убавляя крик, спросил он.

- Что? Правда? - занервничала девушка. Она все еще сидела на одном колене, низко склонив в почете голову, перед своим владыкой.

- Не надо Линейя, не сейчас. Не прикидывайся, будто тебе ничего не известно!!! Их связь с серым эльфом!!! - лицо Сейгорна залилось алым цветом, он устремил суровый взгляд на хрупкую эльфийку. - Встань!
Линэйя поднялась из каменного, отполированного до блеска пола, в котором она видела свое отражение. Ее доспехи зазвенели друг об друга при движении.

- Я не знаю... - все еще не поднимая глаза ответила эльфийка. Ее щеки горели ярким румянцем, она боялась, что старейшина Сейгорн узрит ее ложь и тогда ей несдобровать.

- Не знаешь, значит... - белый эльф подошел поближе к подчененной и заглянул ей в лицо, от чего ее одолел приступ паники, и она больше всего на свете пыталась выглядеть смиренно и непоколебимо. - Может ты хорошая подруга моей дочери, но с тебя плохой солдат в моей гвардии. - Сейгорн сделал еще один шаг и теперь они с Линейей стояли лицом к лицу. Впервые в жизни она осмелилась гордо взглянуть владыке в лицо, только теперь она заметила, что белая кожа на когда-то гладком лице немного осунулась. (Эльфы народ долгожителей и их молодость длится многие годы, иногда отцов, и сыновей можно принять за родных братьев, но приходит пора, когда красота худощавых лиц теряет свой шарм, и глубокие борозды от морщин складывают узор старости на лицах грациозных народов). У Сейгорна помимо Розариэль было двое сыновей, которых они со своей супругой Визрой - королевой белого народа, любили всем своим сердцем.

- Ты пришла добровольцем на службу в мою верховную армию, хотя не имела никаких навыков ведения битвы. Я приставил к тебе учителя, который сделал с тебя отличного воина, достойного защитить перед врагом не только себя, но и своего ближнего. Ты доказала мне свою честь и доблесть, и за это я наградил тебя, сделав личным охранником моей дочери. - Сейгорн продолжал буравить глазами эльфийку. - И что из этого я получил взамен? Ты ее просто проворонила! Она обманывала тебя, встречаясь с этим негодяем, она обвела тебя вокруг пальца. Ты подпустила самого опасного врага к моей дочери. Серый народ нам враги навеки!

Белый владыка отстранился от Линэйи и присел на свой трон, высеченный из белого мрамора. Он боролся с желанием упасть на каменный пол и кричать от предательства дочери. Он не мог позволить себе опуститься до такого, его титул не позволяет подобного поведения. Он собрал всю волю в кулак и вынес свой вердикт:

- Ты не справилась со своей задачей и обязана заплатить за свою вину.
Линэйя немного начала успокаиваться, радуясь тому, что ее ложь не раскрыли. Теперь хоть и с угрызением совести, но уже без страха в глазах, она гордо слушала указания верховного старейшины, выпрямив спину как истинный воин.

- Отправляйся на Лунный континент в Алимат и разузнай о моей дочери все! Я буду ждать от тебя вестей и пока я буду их получать, армия Фотэрэса не выйдет за городскую стену. Но если ты исчезнешь, так же, как и моя дочь, я сотру в порошок все Серые горы, и это будет на твоей совести!

Каждое слово, произнесенное белым владыкой, эхом отдавало в ее голове и ложилось на ее плечи неподъемным грузом. Она понимала, что с этого момента, сделай она неверный шаг, война разразит континенты Солнца и Луны. Она знала, во что бы то ни стало, она обязана найти свою подругу и вразумить. Линэйя не хотела на своих руках крови, но увы, она и уже была на ее руках.

Продолжение следует

Юлия Абрамкина