Иеринор проснулся от жуткого шума, что исходил, казалось, со всех сторон комнаты. Еще в полусонном состоянии он потянулся к старой столешнице возле кровати, стянул черный платок с серебряного канделябра с алиматским кристаллом и каменные стены комнаты залил голубоватый свет, плавно сливаясь с бликами угасающего огня в камине.

 

Он отбросил тяжелое одеяло из лебединых перьев, быстро подошел к закрытому окну, которое скрывали темно-сливовые шторы. Ему тут же стало ясно, откуда исходил звук. Серый эльф слегка приоткрыл драпировку и ужаснулся, когда огромная птица ударила крылом об витражное стекло.

- О, боги... - вздохнул он, в спешке открывая металлическую затворку на оконной раме, впуская птицу-посланника в свои покои - Это всего лишь ты...

Орел, не задумываясь, залетел внутрь комнаты и приземлился на деревянный стол, на котором стояла каменная тарелка с зерном. Иеринор подошел к вестнику и достал из-под крыла маленький кусочек пергамента, быстро развернув его, начал читать:

«Розариэль мертва! Немедленно отправляйся в Адоринделл, я жду тебя здесь. Мне срочно нужна твоя помощь! Никто ничего не должен узнать. Поторопись брат! «А.»»

- Да что б тебя, Авринор! - эльф мысленно выругался - Я же предупреждал, что добром это не кончится! Как ты только умудряешься постоянно влезать в такие передряги!

Иеринор нервно заметался по комнате, мысли беспорядочно путались в голове, будто бы нарочно мешая принять решение. Он подбежал к столу, где огромный орел все еще клевал зерно, нашел в завалах книг и бумаг подходящий лист, и быстрым почерком написал ответ:

«Жди меня у каменного колодца. К утру буду. «И.»»

Серый эльф закрепил послание под крыло орла и выпустил его в ночное небо. Иеринор в спешке натянул черные кожаные штаны с широким ремнем, к которому прикрепил магический меч, надел черную льняную рубашку с огромным бантом на шее, зашнуровал плотный сюртук, набросил на плечи алый плащ – символ дворянского сословия. Достал походную сумку с длинным ремешком и положил в нее деревянную коробочку, в которой хранилось магическое зелье, пару маленьких кортиков, небольшой свиток пергамента. Иеринор оглядел комнату, опустился на колени и вытащил из-под кровати огромный деревянный сундук, достал оттуда плотную кольчугу мелкого плетения, и потертый, старый тубус. Затем накинул на голову широкополую шляпу, прикрывая черные волосы до плеч, вытянул из серебряного канделябра кристалл и скрылся за дверью своей комнаты в темных коридорах замка верховных правителей Алимата.

- ...Норвен, Нори, Норвен...Просыпайся! - ночной гость теребил плече спящего эльфа.
- Да, да, сейчас … Только... Еще... Ммм-мм-м...
- Норвен! - пнул его в бок Иеринор, от чего тот молниеносно схватился с деревянной кровати.
- Иеринор? Что ты делаешь в моей комнате? - удивился эльф.
- Наверное, уместнее спросить, что я делаю в твоем доме?..
- Ну... Э-э-э.., и это тоже. - на лице Норвена читалось недоумение, он посмотрел в серьезное лицо друга и напрягся - Что-то случилось. Да?
- Да! - твердо ответил Иеринор, жестом приглашая друга присесть.
- Ой, какой я глупый...

Залепетал Норвен. Он подскочил к столу и хотел было стянуть с канделябра старый платок, но Иеринор остановил его движущуюся руку, и еле слышно произнес:

- Не стоит привлекать внимание...- указывая суровым взглядом на не зашторенное окно.
- Я не понимаю ... - растеряно сказал Норвен, глядя то на друга, то на прикрытый кристалл, то на окно.

Иеринор отпустил руку сонного эльфа и достал из кармана сюртука свернутый клочок бумаги, что совсем недавно ему доставил орел Авринора. Норвен, нервничая, взял послание, развернул его и начал читать. На лице серого эльфа отобразился страх и ужас.

- К-как? - прошептал он. - Ведь - это же, но... О боги всех народов - это катастрофа! - Норвен присел на край своей деревянной кровати и покосился на друга. - Что нам делать?
-Ты будешь ждать. А я отправлюсь к Авринору. Мне нужно знать, что случилось, дабы вытянуть его из этого.
- Кого мне ждать? - запротестовал эльф - Разве тебе моя помощь не нужна?

Норвен пытался прояснить ситуацию, для того, чтобы понять, как правильно поступить и какие действия предпринимать. К смерти белой эльфийки был причастен один из его господинов, а это накладывало огромный отпечаток смерти, как на него, так и на весь серый народ. Могла грянуть новая волна войны, и только одним богам известно к чему она приведет. В прошлый раз боги наказали народы белых и серых эльфов наложив «Проклятье Раздора» на весь Мир, а теперь могло произойти нечто страшное, что сулило гибель многих живых существ на обеих континентах, и это всего лишь из-за их совместной нелюбви друг к другу. Норвен понимал, именно любовь – зачинщик беды, что случилась с его другом.

- Если Авринор прислал послание, вместо того, чтобы самому прийти ко мне с просьбой, значит ситуация действительно серьезная. Может, у него уже есть какой-то план? - перебивая мысленный монолог друга, отвечая на вопрос сказал Иеринор. В его голосе слышались ноты напряжения, злости и отчаяния. - Сейчас я отправляюсь в Адоринделл, и одним богам известно, чем закончится поездка, поэтому мне нужен человек, которому я смогу доверится, и оставить свои дела при дворе.
- Но я же не дворянин! - запротестовал Норвен. - И я не хочу оставаться здесь, зная, что вам с Авринором грозит опасность! Да и вообще, как я признаюсь твоему отцу, что отпустил тебя ночью одного не весть зная куда???
- Начнем с последнего вопроса. - пытаясь сохранить спокойствие, ответил Иеринор. — Отец ничего не знает и пока что знать не должен.
- Что? - эльф проглотил огромный ком в горле, который, казалось, был сделан из битого стекла, что до крови раздирало ему пищевод - Ты это серьезно? - лицо Норвена побелело, как он хотел, чтобы все это оказалось всего лишь сном, плодом его разыгравшегося воображения.
- Отец не должен ничего знать, - продолжил ночной гость. - ты остаешься в городе, дабы отвести подозрения от нас Авринором. Когда под покровом ночи, без всяких предупреждений пропадают два наследника трона, это подозрительно. Понимаешь? Так что ты останешься при дворе и будешь заменять меня и брата...
- Да как я это сделаю господин? - крикнул Норвен, перебивая друга - Я даже не дворянин! Меня и близко к канцелярии дворца не допустят, и кто мне даст разрешение вести ваши дела?
- Я!!! - крикнул Иеринор. - Вот твой титул!!! - он сорвал с плеч алый плащ и кинул его другу в лицо. Снял с шеи золотой медальон с семейным гербом, ложа его на стол, рядом с каменным канделябром, накрытым старым платком. - А теперь! - все еще кипя от злости, продолжил верховный сын. - Твоя задача выполнять мои приказы, вот первый: ты молчишь о том, что я тебе рассказал, второй – безукоризненно исполняешь мою волю!!! Мне жаль, что я вовлекаю тебя в это дело, но ты единственный, которому я могу доверить подобное дело. И ты уж друг, не подведи меня…

Иеринор сам не знал правильно ли он поступает. В любом случае ему и Авринору нужна была помощь надежного человека, который выполнит приказ не потому что это приказ, а потому, что в первую очередь — просьба, которая несет в себе доверие, и понимание. Он вовсе не хотел обидеть друга своим командирским криком, он знал, что слово «господин» из уст Норвена – способ достучатся до него… Иерионор пытался продумать все возможные и невозможные варианты развития событий, его мысли блуждали в самых укромных уголках сознания.

Норвен легко возвращал его с небес на землю, ведь того очень задевало, когда он обращался к нему как прислуга, поскольку для Иерионора они были равны во всем. Норвен – сын охотника, но в тоже время они неразлучны с юных лет, хотя и принадлежали к разным сословиям. Их дружба – пример равенства и братства по духу, а не по крови и званиям.

- Я все сделаю, господин... – виновато опуская глаза на алый плащ, прошептал Норвен.
- Сейчас как врежу! - крикнул Иеринор, уже не столь грубо. - Клянусь богами, еще одно «Вы», или «господин», и ты будешь красоваться на весь Алимат с огромным синяком в пол лица! Ты понял?
- Да!
- Вот и хорошо!
- Иеринор...Ты сказал мне ждать...
- Да. - успокаиваясь ответил эльф.
- Ждать твоего приезда, или чего?
- Приезда... Но не моего - оба эльфа опустились на кровать. - Пускай я ошибаюсь, но за нами придут. - серый эльф опустил голову и вздохнул. - Розариэль - дочь Сейгорна, верховного правителя Фотэрэса, правящей столицы народа белых эльфов. Когда заметят ее пропажу, нам следует ожидать гостей. Я уверен не одним нам известна связь Авринора и Роз. Сейгорн бережет дочь, мне не верится, что он не знает о них. Наверняка на поиски принцессы уже отослали наряд. Твоя задача – не допустить их встречу с отцом, а направить их ко мне с Авринором.
- Это будет нелегко. - вздохнул Норвен. - Особенно если гостей будет много.
- Я знаю. Мы не можем рисковать, но так нужно сделать. - Иеринор поднялся, поправил свой сюртук и широкий кожаный пояс из драгоценным мечем.

Сейчас, в полутьме, можно было разглядеть всего лишь рукоять: защитная дужка сделана в форме полумесяца, а плече крестовины украшали эльфийские письмена и алиматские кристаллы. В самом центре крестовины был выгравирован герб семьи Иеринора. Когда меч в умелых руках владельца выскальзывал из ножен, то у каждого наблюдавшего замирало сердце от невиданной силы и красоты: тонкое лезвие с треугольным наконечником служило для изящных, и грациозных выпадов в поединках представителей эльфийской расы. Казалось, оружие предназначалось скорее для хранения в коллекции, чем для боя. Только истинный ценитель знал, что опасность таится совсем не в остроте лезвия, а в заключенной внутри магии. Иеринор посмотрел на висевший на стуле серый плащ друга.

- Коль, я тебе отдал плащ, ты просто обязан отдать мне свой. - друзья улыбнулись друг другу. - Каждую ночь жди от меня орла с посланием, того же прошу и от тебя. Вот теперь все! - пристегнув серый плащ, сказал сын Алимата - Авринору нужна моя помощь. Я обязан помочь брату.

Серые эльфы на прощанье обнялись, Иеринор покинул дом друга, запрыгнул на спину Дэйну, своему верному льву и выбрался из города под покровом ночи.

Продолжение следует.

Юлия Абрамкина