Print

1. Дёма Маринич
Около десяти часов утра, в пятницу 21 января 2011г., у главного корпуса юридической Академии (называемой в народе "юркой"), расположенного рядом со станцией метро "Пушкинская", все места для парковки автомобиля уже были заняты.

Наверное, поэтому из дверей черного внедорожника, почти на ходу, выскочили двое мужчин. Первый был одет по погоде, в короткую зимнюю куртку. Второй привлек внимание народа, стоящего на остановке трамвая, или спешащего в подземный переход станции метро, не только тем, что был без верхней одежды: в сером пиджаке поверх белой рубашки и синих джинсах... Большинство харьковчан узнали бы в этом бритоголовом мужчине лет пятидесяти Александра Владиленовича Станиславского – известного предпринимателя, президента футбольного клуба "Металлист".

Через минуту Станиславcкий, в сопровождении охранника, уже шагал по массивной лестнице здания, укрытой ковровой дорожкой, направляясь к приемной ректора Академии, и весело здоровался при этом с опешившими от неожиданности студентами.

Сегодня ректор Академии Василий Яковлевич Татий проводил еженедельное совещание по строительству и ремонту общежитий гостиничного типа, в которых будут проживать туристы во время чемпионата Европы по футболу летом 2012 года. Спонсорскую помощь в ремонте одиннадцатого общежития и строительстве двенадцатого оказывал Александр Станиславский.

– Дякую всім присутнім за участь у нараді, – закончил совещание Татий. – Як бачите, Олександре Владиленовичу, завдячуючи Вашій допомозі, ми вже вийшли на фінішну пряму.

Поблагодарив ректора за оценку его деятельности и оставшись с ним наедине, Станиславский промолвил:

– Василий Яковлевич, не окажите ли любезность выслушать одну мою шкурную просьбу?

Андрей Лощенко из Светловодска и Николай Рыбак из Лозовой, студенты третьего курса института прокуратуры Академии, уже знали о визите высокого гостя. Сидя на лекции по криминальному праву, они подначивали по этому поводу своего товарища Демьяна Маринича из Макеевки:

– Дёма, бросай конспект писать! Скоро в "Металле" играть будешь.

Тот, нехотя, отшучивался:

– Слухайте лекцію, ледарі.

Каково же было удивление всех троих, когда в аудиторию вошла секретарь кафедры, что-то прошептала лектору, и тот обратился к аудитории:

– Маринич, Вас терміново викликають до ректора.

Дёму, Андрюху и Кольку объединяла любовь к футболу. Вместе с другими студентами "юрки" и других вузов Харькова, они, в составе команды с экзотическим названием "Ред Лайонс", участвовали в зимнем первенстве по мини-футболу "Металлист-лиги", организатором которой являлся Станиславский. Девятнадцатилетние ребята выступали настолько успешно, что даже вышли в "плей-офф", где уже в первом раунде им по жребию достался главный фаворит лиги – ФК "Харьков", в составе которой играли многие известные ветераны большого футбола.

Так получилось, что именно эту игру решили посетить директор детской футбольной Академии "Металлиста" Игорь Кутепкин и, приехавший к нему в гости из Москвы, Юрий Сусловаров. Бывшие звезды советских времен пришли посмотреть, как проводит для молодежи мастер-класс их друг, неувядающий Александр Преседко, а стали свидетелями футбольной феерии в исполнении Дёмы Маринича... Четкое видение поля, умение играть в пас, и такое редкое для украинских футболистов, умение владеть мячом... За три минуты до конца игры, Дёма пяткой перебросил пролетающий за спиной мяч через себя, и себе же на ход, и, без обработки, точно отправил его в девятку ворот противника. Трибуны ахнули!

– Совсем как Черенок! – восхищенно промолвил Сусловаров, сравнивая Маринича со знаменитым хавбеком восьмидесятых, любимцем московских болельщиков Федором Черенковым.

А еще через минуту Дёма финтами "расшатал" на фланге двух соперников и выдал шикарный пас Андрюхе Лощенко, который головой ввалил победный мяч в ворота команды Преседко. Сенсация!

– Прибавить физики, и хоть завтра к Богданычу, – Игорь Кутепкин имел в виду главного тренера "Металлиста" Мирона Богдановича Марцевича, и добавил, обращаясь к Сусловарову: – Представляешь, в "Металле" играть некому, украинских пацанов продают почти по цене Роналдо, один новый аргентинец сломался, а другой уже хочет домой "к маме".

Уже после следующей игры, которую "Ред Лайонс" снова выиграли, с Демьяном встретился тренер-селекционер "Металлиста", который, как оказалось, помнил его еще по играм за Ивано-Франковскую ДЮСШ.

– Очень жаль, что Ваши следы тогда затерлись. Не хотите ли, для начала, попробовать свои силы в молодежном составе нашей команды, а там и до первого состава недалеко...

Дёма, от неожиданности, что-то промямлил про свою учебу в Академии, которую не хочется бросать. На это селекционер ответил, что он доложит об этом руководству клуба и проблему можно будет решить.

2. Юридическая Академия и футбол

В просторный кабинет ректора вошел крепкий и стройный юноша, и, явно волнуясь, поздоровался. Немного курчавые черные волосы с аккуратной прической, светлые глаза, беспечная улыбка. "У такого от фанаток отбоя не будет", – подумал Станиславский.

– Добрий день, юначе! Ви, мабуть, здогадуєтесь, з якого приводу Вас викликали – сразу же приступил к делу ректор.– Беручи до уваги те, що Ви, незважаючи на свої футбольні здібності, бажаєте отримати юридичну освіту, академія може піти Вам на зустріч, і Вас буде переведено на заочну форму навчання. Звісно, що розраховувати вчитися за бюджетний кошт Ви вже не зможете, але Олександр Владиленович пообіцяв, що за Ваше подальше навчання буде сплачувати його футбольний клуб.

Станиславский молча кивнул головой.

– Ну то як, згодні? – спросил Татий.

– Дякую, Василю Яковичу, – Демьян старался держаться уверенно.– Але я вирішив продовжувати навчання за направленням, яке я отримав в Донецькій обласній прокуратурі.

На какое-то время в кабинете воцарилась тишина.

– Да, но Вы можете потом, после завершения футбольной карьеры, если захотите, конечно, стать хорошим юристом, адвокатом, например, – после паузы произнес Станиславский.

– Дякую, Олександе Владиленовичу, але я бачу своє юридичне майбутнє лише в органах прокуратури.

В кабинете снова стало тихо.

– Мне импонирует Ваша преданность будущей профессии, – произнес Станиславский, никак не ожидавший получить такой ответ.– Искренне желаю Вам успеха. Но на всякий случай возьмите мою визитку...

Дверь за Александром Станиславским закрылась. Василий Яковлевич подошел к окну. По пасмурному небу летали крупные, словно из папье-маше, снежинки. В последние годы таким красивым снег бывает только в конце января...

Семидесятилетнего президента Академии правовых наук, героя Украины, посетило приятное чувство отеческой заботы, которое он испытывал к своим студентам, и которое с годами все более грело ему душу.

– Сідайте, будь ласка, молодий чоловіче, – обратился он к Демьяну.

Это раньше, в советское время, поступить в Харьковский юридический институт можно было только после службы в армии или работы в милиции, поэтому студенты были уже сложившимися личностями, и воспитывать их уже не было необходимости. Зато сейчас интересно наблюдать, как в стенах его Академии, лучшего юридического вуза страны, из вчерашних школьников формируются будущие прокуроры, адвокаты и судьи.

Сначала Василий Яковлевич расспрашивал об учебе (Дёма учился на отлично), затем о быте в общежитии, о футболе, потом перешел на личные темы, в том числе поинтересовался родителями.

– Мама працює вчителькою молодших класів, а батько, начальник Макіївського відділу по боротьбі з організованною злочинністю, загинув у дві тисячі шостому, – отвечал юноша. Его светлые глаза потемнели.

– Вибачте, я, пригадаю, читав в пресі про цю історію, – вспомнил Василий Яковлевич.

– Ну как, взяли? В основу или в дубль? – Андрюха Лощенко и Колька Рыбак уже ждали Дёму возле приемной.

– Ты что, ненормальный? Такое предложение может быть только раз в жизни! – Парни не могли поверить, что он отказался.

– Хлопці, як же я буду без таких друзів, як ви, – отшучивался Дёма. Затем, уже серьезно добавил – Розумієте, я вступив до юридичної академії, щоб отримати фах прокурора, а футбол для мене – це гра, улюблена, але все ж тільки гра.
На самом деле Андрюха и Колька, конечно, знали причину отказа Дёмы Маринича...

Отца Дёмы, начальника Ивано-Франковского отдела по борьбе с организованной преступностью, в конце 2005-го перевели на аналогичную должность в Макеевку. А в следующем году Степан Демьянович Маринич погиб. Расследование убийства замяли, и тринадцатилетний Демьян решил пойти по стопам отца – стать милиционером, с наивной детской мечтой за него отомстить. С тех пор мальчишка стал замкнутым и перестал серьезно заниматься футболом, хотя подавал большие надежды.

Чтобы уберечь единственного сына от опасностей милицейской службы, мать, с помощью бывших сослуживцев мужа, в Донецкой областной прокуратуре выпросила для Дёмы направление на учебу в Харьковскую юридическую Академию. Все же "прокурорские" рискуют меньше, чем обычные "менты".

Здесь, в Академии, ранее скромный и молчаливый, Дёма превратился в общительного и раскрепощенного парня. И не только потому, что легко и с удовольствием учился, а и потому, что в его жизни снова появился футбол. Едва прикоснувшись к мячу, Дёма словно преображался. Это профессионалы, получающие за это деньги, играют рационально, а они с Андрюхой и Колькой делают это от души, или, как они говорят, "играют друг для друга".

Но все же, когда оказался перед выбором – учеба на прокурора или футбол, Дёма, после бессонных ночей, принял решение отказаться от предложения Станиславского....

– Чого зажурилися, брати? Завтра – фінал! "Ред Лайонз" – чемпіон! А з понеділка починається практика! – подбадривал Дёма расстроенных его отказом Кольку и Андрея.

3. "Ну вот, ты и попался, Валерий Гуридов!"

Ай да сынок! Ай да "ботаник"! Сергей Иванович Красюк теперь знал, кто похитил четыре миллиона двести тысяч евро!
С утра понедельника 24 января 2011г., "айтишники" Первого Универсального Международного банка обсуждали главную новость – бывший начальник управления "Донстроя" как две капли воды похож на террориста, забравшего в Макеевке чемодан с выкупом! Скачав видео "5-го канала" в Интернете, разобрав его по кадрам и улучшив четкость изображения, его бывшие коллеги не могли поверить – это же вылитый Лари Гуридов!

Слухи об этом, в конце концов, дошли и до начальника департамента информационных технологий ПУМБа Артема Красюка. И когда ему, как обычно, к концу рабочего дня позвонил отец, то в конце разговора Артем, как бы невзначай, спросил:

– Ты, случайно, не знаешь, что будет тому, кто найдет макеевского террориста?

– Интересно, а ты откуда об этом знаешь?

По тону отца Артем понял, что тот имеет к "Макеевскому делу" какое-то отношение:

– Я, кажется, знаю, у кого эти миллионы.

"Ну вот, ты и попался, Валерий Гуридов!", – злорадствовал Артем Красюк.

Красюк-старший прибыл в банк уже через двадцать минут. В кабинет заместителя председателя правления Виктора Боровского срочно доставили личное дело Гуридова. Тем временем Артем Красюк собирал по банку фото и видео файлы, на которых мог быть запечатлен Лари. Валентине Гуридовой, начальнице отделения ПУМБ-а в посёлке Октябрьский, приказали задержаться на работе.

– У него был служебный телефон? – спросил Сергей Красюк Боровского.

– Конечно. Но после увольнения номер был заблокирован. Таков порядок.

– Ну, так разблокируйте! Нет, Вы не сможете сделать это быстро! Какой оператор? Диктуйте номер Гуридова – Сергей Иванович уже звонил по мобильному в кампанию Киев-Стар.

Дежурный оператор Киев-Стар отвечал, что, к сожалению, абонент на вызов не отвечает. Это значит, что телефон или выключен или сим-карта в телефоне не находится. "Впрочем, Вы сами можете в этом убедиться". "Ваш виклик переадресовується на автовідповідач", – прозвучало в ответ на звонок Красюка. Видимо, сим-карту Гуридов выбросил...
Через двадцать минут Красюк-младший показывал отцу на компьютере записи банковских корпоративов и вечеринок.

– Спасибо, Виктор Васильевич, Вы пока свободны. А Вы, Артем Сергеевич, запишите все это мне на флэшку, – обратился Красюк-старший к Боровскому и Артему.

Сергею Ивановичу уже было все ясно. Беглого сравнения "раскадровки" репортажа "5-го канала" и банковских файлов было достаточно, чтобы определить: "выкуп" похитил Валерий Гуридов, бывший начальник управления информационных технологий Донстройбанка...

Красюк пригласил войти Боровского:

– Пока ничего не ясно, Виктор Васильевич. Подозрения, конечно, есть, но все нужно хорошенько перепроверить. И попрошу по этому вопросу пока не распространяться, как будто бы Вы ничего об этом не знаете.

Сергей Иванович уже для себя решил, что пока никто, ни Рахимов, ни тем более Иванютенко, не должны догадываться, что он вычислил похитителя. Рахимову это сейчас ни к чему. Его шеф, такой белый и пушистый, старается сейчас вообще быть подальше от "чернухи". Вот и хорошо. Пусть занимается экономикой, футболом и благотворительностью. Он, Красюк, выдаст ему просто готовый результат. Мол, "преступник пойман с набитым деньгами чемоданом". А затем...

Мысли уйти на покой уже давно посещали Красюка. Тем более, единственный сын Артем нормально устроен и у него своя жизнь. "Нужно только завершить все дела, и махнуть домой на родную Кубань подальше от этого хаоса". А одним из источников этого хаоса и бардака как раз и является Юра Енакиевский, который продолжает себя вести как в девяностых...

Именно для борьбы с такими как Енакиевский и пригласил в 2002 году Ринат Рахимов Сергея Ивановича возглавить свою службу безопасности. Донецкому олигарху как раз более всего подходил человек со стороны, без связей с местным криминалитетом и своими конкурентами. Так совпало, что начальник управления ФСБ Краснодарского края Красюк как раз в это время подал в отставку. Заставил его это сделать новый губернатор Ткаченко, который настойчиво стремился, чтобы в руководстве края были только свои люди.

Страшно подумать, но именно Енакиевский натравил тогда, в 2006-м, на него этого макеевского мента. Наверняка и этот программист, так лихо похитивший "выкуп", тоже человек Енакиевского…

4. Валентина Гуридова

Валентина Гуридова руководила отделением ранее Донстройбанка, а теперь ПУМБ-а в том самом поселке Октябрьский, что недалеко от железнодорожного вокзала, в котором проживала мать Рината Рахимова. Район составляли, в основном, старые частные домики под почерневшим шифером, все более врастающие в землю. Асфальт лежал только в переулке, в котором располагался роскошный, по сравнению с соседними хибарами, особняк "мамы".

Красюк часто бывал в Октябрьском, поэтому без труда нашел одноэтажное здание отделения, у которого стоял красного цвета "ДЭУ-Матис" – подарок родителей Валентины своей дочери.

– Извините, что заставил себя ждать, – обратился Красюк к стройной привлекательной брюнетке лет тридцати, которая находилась одна в отделении, не считая охранника. – Мне необходимо срочно задать Вам несколько вопросов.

И первый из них, где сейчас находится Ваш муж?

– В Киеве. Ищет работу.

– Когда Вы последний раз с ним общались?

– Он звонил мне... Валентина задумалась.

– Кажется, это было в прошлую пятницу.

– Двадцать первого?

– Да.

– Странно, уже понедельник...

– Видите ли, наши отношения не...

Валентина засмущалась...

– Ах да, извините, я в курсе, что вы в разводе.

– Можно Вас спросить, что он натворил?

Валентина, видимо, не была в курсе банковских сплетней. Красюк ответил после паузы:

– Видите ли, Валентина Николаевна, я об этом не имею права сейчас Вам говорить. Только хочу сказать, что пока ничего страшного не произошло. Но надо срочно с ним связаться и предупредить, – уклончиво отвечал Красюк. – Я прошу Вас, когда он с Вами свяжется, срочно дать нам об этом знать. И еще... Вам ничего не говорит лицо этого мужчины? – Сергей Иванович показал Валентине фотографию Иванютенко.

– Нет, ничего. Кто это?

– Возможно, это приятель Вашего мужа.

Вдруг Красюк неожиданно сменил тему разговора. – Вы хорошо знаете английский?

– Нормально, я даже защищала на нем дипломную работу.

– Видите ли, почему я об этом спрашиваю? Вы характеризуетесь как хороший руководитель и отличный специалист. И, очевидно, ставите перед собой задачу карьерного роста? А "Систем Кэпитал Метинвест" нуждается в таких молодых и специалистах как Вы, в "свежей крови", так сказать. И я буду рад в этом Вам посодействовать.

"А почему бы и нет?" – рассуждал Красюк. "Однозначно, эта неглупая барышня сможет работать, например, референтом в службе международных экономических отношений. К тому же будет под присмотром. Завтра нужно будет позвонить в управление персонала".

Подкупив своим предложением Валентину, Красюк без труда выпытал у нее все, что она знала о родственниках и друзьях Лари. Самым близким родственником бывшего мужа является его сводный брат. Где он живет, Валентина не знает, но, где живут в Макеевке его последняя жена и сын, она помнит.

Уже было около восьми часов вечера, когда Красюк попрощался с Валентиной и, несмотря на накопившуюся за день усталость, решил выехать в Макеевку. Можно было вызвать своего водителя, но тогда о причине поездки может узнать шеф, который будет задавать ненужные вопросы.

5. Охотничий азарт 

Почти в одиннадцать вечера в квартире одной из многоэтажек Червоно-гвардейского района Макеевки раздался звонок. Долго никто не отвечал.

– Извините, думала, из милиции. Сегодня уже приходили. Все ищут "взрывников", – дверь открыла миловидная, но немного неухоженная женщина лет сорока пяти. На корнях ее давно некрашеных каштановых волос блестела седина.

– Сергей Иванович, бывший сослуживец Вадима Лавриненко. Вместе служили в Карабахе, – отрекомендовался Красюк.
Татьяна, так звали бывшую жену Лавриненко, не знала ни адреса, ни номера телефона Вадима, ни то, где он работает. Знает только, что тот возит мазут с Лисичанского "нефтеперегонного". Наверняка, больше знает сын Алексей, который, также как и отец, работает водителем-дальнобойщиком. Правда, Алексей в рейсе, но она ему сейчас позвонит...

Но младший Лавриненко наотрез отказывался сообщить, ни о месте работы отца, ни о том, где тот живет, чем довел мать до слез.

– Представляете, он думает, что Вы из банка и ищете отца из-за долгов, – извинялась Татьяна. – Этот жмот ни копейки не дает своему сыну на операцию, а тот его защищает.

Оказалось, что у Алексея уже пять лет искривлена перегородка в носу.

– Не волнуйтесь, Татьяна. У меня самого взрослый сын. Это нормально, когда сыновья защищают отцов, каким бы тот ни был, – успокаивал ее Красюк. Ему и правда импонировало такое поведение Алексея. – Лучший хирург-отоларинголог Донецка – мой хороший приятель. Запишите номер телефона его клиники, – вдруг предложил он.

– Но ведь это дорого?

– Вам это не будет ничего стоить, – Сергею Ивановичу вдруг захотелось помочь этому парню.

Попрощавшись, Красюк разбудил телефонным звонком своего помощника по Луганской области с заданием срочно отправиться в Лисичанск и получить в службе сбыта нефтеперегонного завода всю информацию о водителе Лавриненко, который загружается у них мазутом...

Еще не было восьми часов утра следующего дня, вторника 25 января 2011г., когда "Ленд Ровер Дефендер" Красюка уже стоял у проходной частного автопредприятия "НафтаТранс", находящегося в промзоне Макеевского металлургического комбината.

– Вам повезло. Лавриненко и его напарник Бульба сегодня возвращаются из рейса на Винницу, и в течение полутора часа должны быть на базе, – сонным голосом сообщила девушка-диспетчер.

"Скания", с серой кабиной и бочкой для мазута, прибыла из рейса через час. Но из кабины вылез только один водитель – здоровенный усатый дядька.

– Андрей Тарасович, а где Лавриненко? – обратилась диспетчер к водителю. – К нему тут приехали.

– Сошел в Павлограде. Говорит, у него там какая-то зазноба появилась, – весело ответил водитель, аналог гоголевского героя. – Обещал добраться своим ходом.

– И часто он останавливается у этой павлоградской подруги? – спросил Красюк.

– Нет, это в первый раз.

Сергей Иванович был расстроен. Профессиональный "охотничий" азарт, сопровождавший его последние сутки, вмиг пропал, уступив место усталости... Вроде все он делал четко и быстро, но, ни Гуридова, ни его брата по горячим следам найти не удалось. А жаль! Если за день-два ничего нового узнать не удастся, то придется подключать Иванютенко.

Зазвонил мобильный телефон. Из приемной шефа напомнили, что через полчаса начинается совещание.

– Передайте, пожалуйста, Ринату Леонидовичу, что я не смогу быть по причине простуды. Необходимо отлежаться хотя бы полдня, – Красюк почувствовал, как по телу прошелся неприятный озноб, заныло сердце…

6. Секретные материалы

– Данило Сергійовичу! Доброго ранку!
Заместитель начальника горотдела внутренних дел Макеевки, майор Скляров не сразу признал в молодом парне, ожидавшем его в дежурной части в 9 часов утра во вторник, 25 января 2011г., Демьяна Маринича...

Вчера в приемной макеевской прокуратуры на улице Островского было шумно и много народу, так что на практиканта из Харьковской юридической Академии долго никто не обращал внимания. Еще позавчера его "Ред Лайонс" выиграл кубок "Металлист-лиги", и вот Дёма уже на практике дома в Макеевке.

Суета в прокуратуре была вызвана очередными кадровыми перестановками. После назначения нового "генерального" Макеевка превратилась в кузницу кадров органов прокуратуры всей Украины. Недавние рядовые следователи и помощники прокурора периодически перебирались с повышением должности в Киев и областные центры Украине, а их места занимали коллеги с других районных прокуратур Донецкой области.

Когда же на Дёму таки обратили внимание, то долго не знали, чем бы его занять. Наконец он сам напросился помочь одному новому сотруднику под-готовить компьютер для его рабочего места. Требовалось переписать на компакт-диски старую информацию и сдать ее в архив, а новый помощник прокурора, прибывший с Харцизска, явно не был с компьютером на "ты". Копируемая информация представляла собой электронные копии различных уголовных дел, служебных записок, рапортов.

Неожиданно в файловом архиве за 2006 год Дёма обнаружил папку под названием "Маринич". Дёма открыл папку и обомлел. В наборе файлов было нечто такое, что заставило его незаметно скопировать архив на флэшку...

– Дёма, какими судьбами? Как учеба? Как вымахал! Говорят, ты снова играешь в футбол. Очень рад тебя видеть! Как мама? – Скляров тряс Дёму за плечи.

– Данило Сергійовичу! Я стовідсотково знаю, хто організував і вбив батька, – освободившись от объятий Склярова, выпалил Дёма. – І в мене є необхідні докази цього. – В руках у него был конверт с диском.

– Это из прокуратуры?

– Так, – Дёма утвердительно кивнул головой.

– Кто-нибудь видел, как ты делал себе копию?

– Здається, що ні.

– Ладно, сейчас у меня совещание. Ты же знаешь, ищем этих террористов. Жди меня в течение дня у себя в прокуратуре.

После утренней планерки Скляров приказал никого к себе не пускать, включил компьютер и открыл диск... Из отсканированных копий донесений и протоколов допроса, собранных бывшим начальником отдела по борьбе с организованной преступностью Степаном Демьяновичем Мариничем и следователем прокуратуры Кравцом Юрием Михайловичем, вырисовывалась вполне ясная картина...

Ровно пять лет назад, в такие же снежные дни конца января, его бывшего шефа расстреляли у подъезда собственного дома отморозки из банды известного вора в законе Мамеда. Копии материалов на диске свидетельствуют, что организатором и заказчиком убийства был ни кто иной, как новый на то время начальник службы безопасности самого Рината Рахимова Сергей Красюк, или, как его называли в бандитских кругах, "Есаул". Причиной расправы являлось то, что отдел по борьбе с организованной преступностью Макеевки, возглавляемый подполковником Мариничем, спас от рейдерского захвата бригадой Есаула и Мамеда фабрику по сортировке антрацита в Белореченске, входящую в ЗАО "Донбассхолдинг". Спас, как затем оказалось, ценой собственной жизни Маринича...

– Понимаешь, Демьян Степанович, эти материалы ты добыл незаконным путем, – Скляров и Дёма сидели в служебном "Ланосе" Склярова во время Дёминого обеденного перерыва. – Одним словом, ты воспользовался своим служебным положением. Если дать этим документам прямой ход, ты можешь пострадать.

– Але ж факти свідчать, що справу в прокуратурі закрили навмисне, з чиєїсь вказівки. Хіба це законно? – взгляд у Дёмы заметно потускнел.

– Фактически, конечно, нет, но официально – да. Одним словом, не предпринимай никаких самостоятельных действий, – предупредил Скляров.

Эх, если бы он, Данила Скляров, имел полную информацию об этом деле еще тогда, в 2006-м. Берег его Маринич, молодого тогда еще лейтенанта, боясь впутывать в опасное дело...

7. Анатолий Дехтяренко 

Поздним вечером во вторник, 25 января 2011г., из Одессы, от "Двух столбов", в сторону столицы непризнанной Приднестровской республики Молдова, – Тирасполя, шелестя колесами по заснеженной трассе, не спеша двигался микроавтобус "Ивеко" черного цвета. В грузовом салоне автобуса, примостившись между двумя шикарными деревянными гробами, дремал Лари Гуридов. Леся сидела в водительской кабине. Водителем был директор одной из ритуальных служб Тирасполя Анатолий Иванович Дехтяренко.

Еще в пятницу Дехтяренко позвонили не откуда-нибудь, а из канцелярии Верховного Совета Приднестровской республики Молдова и поинтересовались, готов ли он будет на днях принять важный "заказ". Один очень уважаемый политик при смерти. А с клиентами из власти нужно быть осторожным. Не угодишь, – быстро найдут тебе замену.

От Одессы до таможенного поста "Раздельная" в Кучургане даже по зимней трассе не более часа езды...

Жизнь отставного прапорщика 14-ой Российской армии Анатолия Дехтяренко была словно разделена на две части.

Первая, до Приднестровского конфликта, была счастливой. На втором году службы сержант Дехтяренко встретил свое счастье в лице местной красавицы Людмилы. Многочисленная молдавская родня будущей жены приняла его, курского хохла Дехтяренко, как родного. Остался на "сверхсрочную". Через год после свадьбы Людмила подарила ему сына, которого в честь отца жены назвали Матвеем.

Казалось бы, безоблачное счастье сменилось жестоким несчастьем в том проклятом девяносто втором. Местное население: молдаване, русские, украинцы, ранее прекрасно ладившие между собой в этом теплом и солнечном крае, вдруг стало агрессивным и злобным. Вражда на национальной почве расколола солнечную и добрую Молдавию на две части. Никому не нужная война за два года разбила множество человеческих судеб, в том числе и его, забрав у него самое дорогое – его Людмилу...

Кто стрелял тогда по мосту через Днестр: чужие или свои, приднестровцы, так и не установили. Матвею как раз исполнилось двенадцать...

Сын также связал свою жизнь с вооруженными силами. Поступить в Рязанское десантное училище помог бывший командир 14-ой армии, тот самый знаменитый генерал Лебедь. Сейчас Матвей уже майор, служит в Дальневосточном округе.
А он сам, Анатолий Дехтяренко, после увольнения из армии остался здесь, в Тирасполе, у могилы жены, и никуда отсюда уже не уедет, хоть и имеет российское гражданство. Собственно ритуальным бизнесом он и занялся ради того, чтобы сделать красивый памятник своей жене. Дальше пошло-поехало... Кроме того, частично занимается снабжением продуктами питания своей бывшей воинской части.

Леся молча слушала Дехтяренко, а тот продолжал: "А вообще, везде бардак, и в непризнанном Приднестровье, где процветают коррупция и беззаконие, и в Молдове, которая стремится объединиться с Румынией. "

Редко кто в последние годы вызывал Дехтяренко, такого молчаливого и замкнутого, на душевную исповедь. Но эта девчонка так удивительно похожа на его покойную жену. Такая же светловолосая и смуглолицая, даже улыбается так же. И слушает его внимательно, сопереживая...

Сразу видно, девушка влюблена в своего немногословного и немного нервного спутника. А тот все время в руках держит этот рюкзак, словно в нем миллион. Интересно, чего они там натворили у себя в Украине? Впрочем, ему какое дело? Заплатили неплохо...

Когда сегодня утром в конторе перепуганных братьев Миргородских на Лесю и Лари заполняли поддельные паспорта граждан Приднестровья, то в графе "фамилия" Дехтяренко обоим написал "Иорданеску". Такова была девичья фамилия его Людмилы. Что же касается имен, то Лари остался Валерием, а вот Лесе решили дать имя Алиса, которое, впрочем, ей понравилось.

– Скоро граница. Полезайте в "ящики".

Дехтяренко остановил автобус. Лари и Леся нехотя улеглись в гробы.

– Потерпите немного.– Дехтяренко накрыл их лица тяжелыми крышками. Двинулись дальше.

Минут через двадцать остановились. Лари услышал, как отодвинулась боковая дверь "Ивеко". Раздался звук отодвигаемой крышки на Лесином гробе, а затем на его. По лицу неприятно заскользил свет фонарика. Через полминуты крышки закрылись, и раздался голос украинского таможенника: "Такі молоді, особливо дівчина...".

Автобус двинулся дальше, через несколько минут снова остановка, более короткая, затем голос: "Часто, Иваныч, у тебя родственники помирают...". Наверное, это уже на Приднестровском пограничном посту в Первомайске. Поехали снова. Через полчаса вылезли из гробов, еще через полчаса "Ивеко" остановился у частного дворика, где-то на окраине Тирасполя.

Продолжение следует...

Hits: 409