9. В копанках на отвалах
Со спринтерской скоростью Лари несся назад через территорию завода ЖБИ в сторону Красной звезды. Сумка в руках сбивала темп.

"Кстати, нужно проверить, что в ней: деньги, "кукла", или что-то еще?". Забежав в один из полуразрушенных цехов, прислушался, нет ли погони. Вроде нет..."

Включил фонарь и дернул замок. В сумке лежали матерчатые мешочки. Пощупал, похоже на бумажные пачки внутри. Быстро снял рюкзак, переложил в него эти мешочки, всего семь. Нащупал, в сумке еще какой-то предмет. "Вот гады! Следят!". Внешне похожий на мобильный телефон-раскладушку, с мигающим индикатором, в сумке лежал GPS датчик-навигатор! Именно такой был в инкассаторской машине, в которой они с Боровским ехали в командировку в НБУ. Хотел открыть и вытащить сим-карту, затем передумал! Просто положил обратно в сумку и швырнул вглубь цеха.

Надел рюкзак и рванул дальше. Со стороны памятника на заводе появился свет и послышался звук автомобильного мотора.

Пробежав по краю Красной звезды к отвалам, Лари увидел слабый свет (наверное, от аккумулятора) в единственном окошке родного барака. Вдруг остановился: "Стоп, к Вадиму нельзя, нечего подставлять брата".

Осторожно прыгая по развороченным камням (нормально передвигаться в темноте было сложно), углубился в центр отвала. Где-то здесь бомжи несколько лет назад разрыли вход в старую шахту (копанку), еще довоенную. Они с Вадимом как-то таскали из нее уголек для печки в бараке.

Нашел! Между двумя бетонными плитами начинался почти вертикальный шурф, представляющий собой узкий квадратный колодец, обложенный внутри досками. Для удобства спуска, в расщелины между досками, в породу были вбиты куски толстой арматуры.

Включил фонарь и начал спускаться. Шурф был относительно неглубоким, до тридцати метров, но ступеньки из арматуры были покрыты льдом, поэтому двигаться приходилось осторожно. Достигнув дна шурфа, Лари, все также осторожно и полусогнувшись, начал продвигаться по горизонтальному штреку. Метров через сорок оказался в забое – широком расширителе, в котором вручную добывали уголь. Сел на какой-то ящик и открыл рюкзак.

Мешочки с деньгами оказались обычными инкассаторскими сумочками из водостойкого брезента, размером примерно двадцать на тридцать сантиметров. Верхние части сумочек были обрамлены металлическими рамками с отверстиями, сквозь которые были продеты и завязаны обычные шнурки. Развязав шнурки на одной из сумочек, Лари вытащил двенадцать пачек купюр, запечатанных синими "бандерольками". "Сто по пятьсот – пятьдесят тысяч в каждой пачке"– считал Лари. "Всего шестьсот тысяч в сумке. Итого четыре двести в семи сумках". Разорвал "бандерольку" на одной пачке – в фонарном огне засверкали фиолетовые "пятисотки". "Если бы были не по пятьсот, а даже по двести – не факт, что поместились бы в рюкзаке".

В копанке было холодно, градусов десять мороза. Захотелось позвонить домой и поговорить с сыном Димкой, но на глубине, под слоем породы, мобильник не находил сети. Лари мучили совесть и страх. А вдруг из-за того, что он нагло присвоил деньги, ему не принадлежавшие, в городе, возможно, уже прогремели новые взрывы.

"Вернуть деньги назад, оставив себе чуть-чуть? Но, как и кому? А что будет, если его найдут? Нужно сидеть до полуночи, а затем выбираться и удирать".

Около десяти вечера Лари, не дождавшись, как он планировал, полуночи, решил выбираться из шахты. Все также осторожно, и не включая фонарь, поднялся по стволу наверх. Внимательно оглянулся – никого не было. Также, в темноте, вышел из отвалов и быстрым шагом, обходя Красную звезду, направился в район Осипенко. Согревшись горячим чаем в одном из "ночников" на Осипенко, направился в район шахты им. Ленина.

В голове вертелась одна мысль: "На железку. Сесть на электричку или, если повезет, на какой-нибудь поезд, и прочь из Макеевки". Здесь, в районе шахты, была погрузочная станция, на которой останавливались не только рабочие электрички, но, изредка, и пассажирские поезда, чтобы пропустить транспорт, идущий навстречу.

Лари повезло. По причине теракта часть пассажирских поездов сегодня пустили по дополнительным веткам, в том числе и через поселок шахты имени Ленина. Пассажирский поезд "Луганск-Киев" стоял уже полчаса, пропуская другие скорые поезда и товарняки. В дверях двух вагонов стояли, звонко перекрикиваясь, две проводницы из киевской бригады.

– Девчата! Возьмите до Днепра, а то замерзну! – прокричал Лари, не решаясь ехать "зайцем" дальше Днепропетровска.

– Купе, чи плацкарт?

– Тільки купе!

– Тоді до Вікусі!

10. Ринат Рахимов 

20 января 2011г., около 19-00 в одном из кабинетов Макеевского управления службы безопасности председатель СБУ и министр внутренних дел смотрели "кино". Качество видео было повыше того, которое "5-го канал" уже крутил в своих новостях. 

Министр Могильный едва заметно ухмылялся. Хорошевский, похоже, прокололся. Теперь у него, Анатолия Могильного, которому Президент грозился предъявить "красную карточку" за плохую работу, есть важный компромат. Это он, Могильный, был против "выкупа" вообще. Но Хорошевский настоял на своем, мол, все должно быть правдоподобно.

Словно уловив мысли Могильного, председатель СБУ произнес:

– Ничего страшного, главное – взрывов больше не будет.

– Лучше бы мы эти бабки вместе поделили, – в ответ пошутил Могильный.

Мультимиллионер Валерий Хорошевский чуть ухмыльнулся, затем приказал:

– Преступника, завладевшего деньгами, в разработку. Ищем без лишнего шума. Журналистам сообщить, что передачи средств не было. Видео на "пятом" игнорировать. На нем все равно толком ничего понять нельзя. Ничего они не докажут.

– Будет сделано, Валерий Иванович.

Могильный вышел. Хорошевский вызвал помощника.

– Соедините меня с Рахимовым.

Хорошевский знал, что Рахимов в Донецке.

– Ринат Леонидович, нужно встретиться. Есть нетелефонный разговор.

– Я Вас понял, Валерий Иванович. Я буду ждать по дороге в аэропорт. Вы ведь собираетесь на совещание к Президенту?

"Уже знает, что Президент по прилету из Японии проводит совещание прямо в аэропорту Борисполя?". Хорошевский был зол. Эти "донецкие" его играют в своих дурацких разборках. Не для того он, украинский олигарх, пошел во власть, чтобы обслуживать их интересы. Для них, может быть, и нет, а для него важно, наконец, навести порядок в этой стране. Они на нем обожгутся, как обожглась эта авантюристка, бывшая премьер-министр, когда он отказался растамаживать газ "Росукрэнерго". Пусть не надеются, он не бросит заявление об уходе, как это сделал тогда, когда нынешний Президент был еще премьер-министром. Да и Президент уже не тот. Кто-кто, а он точно против бардака в стране. Поэтому на него, Хорошевского, и рассчитывает.

Рахимов ждал его, не доезжая три километра до аэропорта. Несмотря на мороз, Ринат Леонидович, в спортивном костюме, шарфе и шапочке цветов футбольного клуба "Шахтер", первым вышел из своего знаменитого бронированного "Мерседеса", государственный номер АН 0579 АК.

– Здравствуйте, Валерий Иванович! Разрешите поздравить с удачным завершением операции.

Более всех из "группы Фишмана" Ринат Рахимов уважал именно Хорошевского. За этим "набриолиненным" (как обозвала его бывшая премьер-министр) красавчиком явно проступал настоящий мужик, если надо, жесткий и решительный. Плюс выдержка и аналитический склад ума. С таким приятно иметь дело.

Сели в "Мерс". Рахимов был без охраны, только с водителем. Предвосхищая вопрос Хорошевского, сказал:

– Сергей Иванович мой помощник по безопасности. При нем можно говорить все.

– Ринат Леонидович, у нас возникли проблемы. Я имею в виду "выкуп". Я так понимаю, его не должно было быть. Вот видеозапись, – дал Рахимову диск.

– Как скоро нужно решить эту проблему, Валерий Иванович? – почти без паузы спросил Рахимов.

– Максимум до вторника, двадцать пятого, включительно, средства нужно вернуть в Нацбанк. Можно и позже, но может возникнуть лишний шум.

– Обещаю, Валерий Иванович, вопрос будет закрыт вовремя.

– Заранее благодарю.

– Тогда по рукам и удачи, – улыбнулся Рахимов.

Хорошевский вышел из машины.

– Это Вам, Сергей Иванович. Рахимов передал диск водителю, – и найдите срочно Иванютенко.

11. Встреча в "Донбасс Паласе"

Народный депутат Украины Юрий Иванютенко (бывший криминальный авторитет "Юра Енакиевский") уже второй раз за день встречался с Ринатом Рахимовым. Как и утром, они сидели в роскошных креслах президентского номера отеля "Донбасс Палас", который часто служил Рахимову как офис.

– Ринат Леонидович, а Вы не допускаете мысли, что передачу "выкупа" организовали сами эсбэушники, во главе с Хорошевским? – Иванютенко смотрел на Рахимова своими хитрыми и наглыми глазами.

Рахимов удивленно вскинул брови и, с трудом сдерживая себя, произнес:

– Исключено. Это из области фантастики. Я готов поверить, Юрий Владимирович, что это сделали не Ваши люди, но первопричиной всей этой истории являются Ваши непродуманные действия! Я повторяю, не могу понять, почему Вы, с Вашими проблемами и, как мне кажется теперь, вполне обоснованными претензиями, не обратились ко мне раньше?

– Ринат Леонидович! Лично к Вам у меня претензий нет! Если бы все в наших деловых кругах и правительстве относились к своим деловым партнерам, как Вы, в стране был бы давно порядок. Но кто, скажите, пожалуйста, там, в Киеве, руководствуется такими понятиями как честь и деловая порядочность? – прищуренные глаза Иванютенко часто мигали. – Кто умеет держать слово? Все наперегонки стараются выставить себя в красивом свете и топчут других.

– А Вы не пробовали поставить себя на место Бориса Викторовича (речь шла о Колеснике)? Сейчас каждое его движение под пристальным взглядом прессы и оппозиции. Обязательно ли нужно было устраивать весь этот "цирк" со взрывами?

Иванютенко не отвечал. Ему хотелось курить. Через время, уже спокойным голосом, Рахимов добавил:

– Юрий Владимирович, я Вам повторно обещаю, что сделаю все необходимое для удовлетворения Ваших, скажем так, предложений. И Вы знаете, что я свои обещания всегда выполняю. Но скажите, есть ли у меня гарантии, что и Вы проявите всю, присущую Вам, мудрость и мы вместе разрешим сложившуюся ситуацию?

– Ринат Леонидович, когда должны быть возвращены деньги?

– До утра вторника.

12. Юра Енакиевский 

"Ринат обещал – Ринат сделает". Юрий Иванютенко был удовлетворен. А то ведь, до сих пор получается, что вся черновая работа всегда достается ему, Юрию Иванютенко. Договориться с российским олигархом Олегом Дерипаско о добыче метана из угольных шахт должен он, Иванютенко. Найти в Европе специалистов по строительству инженерных систем и коммуникаций для Львовского стадиона – опять Иванютенко!

А в результате? Совместное предприятие с россиянами поручают организовать министру топлива и энергетики Юрию Бойчуку, а этот чистоплюй Колесник не подписывает ему счет.

Да еще эти журналисты, которые называют его не иначе, как "Юрой Енакиевским", вспоминают ему его прошлое, как будто бы у Рахимова оно было лучше. Этим болтунам наплевать на то, что он 15 лет проработал на Енакиевском "коксохиме", от мастера до заместителя директора.

Но Ринату, наверное, памятники по всему Донбассу ставить будут, как Стаханову. Всем этим полуголодным шахтерам и металлургам Ринат дает, как давали рабам в Древнем Риме, зрелище – футбол. За очередной успех "Шахтера" толпа фанатов, забыв все социальные проблемы, готова носить его на руках. А он, Иванютенко, все время в тени. Давно пора становиться публичным бизнесменом и политиком. Президент, его земляк, просто обязан назначить его главой наблюдательного совета метанового концерна. Пятьдесят процентов акций – государству, остальные – поровну, Дерипаско и ему, Иванютенко!

Рахимов поднял трубку телефона:

– Пригласите Красюка.

Вошел тот самый помощник Рахимова по безопасности – немного грузный, седой, с маленькими глазами на большом, почти красного цвета, лице мужчина лет шестидесяти.

– Честь имею, Юрий Владимирович!

– Все свои действия координируйте с Сергеем Ивановичем, – обратился Рахимов к Иванютенко. – Наверняка Вам от него может понадобиться помощь или информация.

А вот это кураторство его старого врага Красюка ему, Иванютенко, конечно, ни к чему... Как этот эфэсбэшник смог вычислить этих взрывников, ему не понятно. В который раз уже пересекаются их дорожки...

Всю эту идею с взрывами подбросил Иван Абакумов, совладелец Иванютенко по закрытому акционерному обществу "Донбассхолдинг".

– Представляешь, Юра, эти деятели в министерстве нашим шахтам опять не дали из бюджетных денег ни шиша! "Макеевуглю" дают, а нам – нет! А ведь обещали... Оборудование давно уже ни к черту, за людей страшно, жаловался Абакумов. – Давай пугнем их! Устроим парочку взрывов, благо, взрывников на шахтах хватает, сразу деньги найдутся!".

Два утренних взрыва в Макеевке сделали, конечно, не шахтеры, а "специалисты" другого профиля...

Уже выходя от Рахимова, Иванютенко по мобильному приказал кому-то:

– Этих двоих не отпускать! И узнайте, кому они могли проболтаться, был ли у них сообщник?

13. Поезд "Луганск-Киев" 

Около полуночи 20 января 2011г. сильно опаздывающий пассажирский поезд N 524л "Луганск-Киев" остановился на станции "Макеевка-пассажирская". Единственными соседями Лари по купе были молодая мамочка и ее годовалый сынок, который, несмотря на поздний час, никак не давал уложить себя спать.

– Я вискочу на хвилинку, наберу водички, а Ви посидьте біля Тьомочки, будь ласка. Я хутко, – попросила мамаша, совсем еще девчонка.

Лари взял на руки малыша и дотронулся рукой его светлых и кучерявых волос. "Совсем, как у Димки, когда тот был в таком же возрасте".

Вдруг двери купе приоткрылись. В проеме стояли двое парней в камуфляже и с автоматами, а за ними перепуганная проводница Вика. Тёма весело визжал, прыгая на колене у Лари.

– А мамочка де? – спросила Вика.

– Наша матуся пішла по водичку – нашелся Лари.

Парни в камуфляже молча улыбнулись и закрыли купе. Лари облегченно вздохнул. Видимо, приняли его за Тёминого папашу.

– Ой, дякую! На станції таке коїться! Кажуть, шукають якихось терористів! І до нас заходили? А Тьомочці Ви сподобались. Мабуть, у Вас самого дітки є? – запыхавшись, в купе возвратилась "матуся".

Скоро Лари узнал, что молодую мамашу зовут Оксаной и едут они с Тёмой из Луганска.

– До моїх тата та мами, що мешкають у селі Підвисоке Новоархангельського району, на Кіровоградщині... Поїздом до Знам'янки, а там дідусь нас зустріне – "затарахтела" Оксанка. – Ой, а наш тато теж програмістом в банку працював, Дімочка Павлюк, не знаєте такого? Банк називається "Індустріальний", здається. А зараз звільнився, бо робота важка, а платять мало. Та й поїхав до Києва, шукати іншої роботи. А познайомилися ми позаминулим літом в Бердянську, на відпочинку. А ми з Тьомочкою до бабусі й дідуся, доки тато не знайде роботи. В селі у нас гарно, особливо влітку. Річка Синюха така чиста і прозора. Тато фермер, має півсотні корівок. Запрошую Вас до нас на відпочинок! До нас багато городян приїздять, навіть з Одеси. Запитаєте Юхименка Петра Васильовича, його всі знають.

Оксана продолжала щебетать, убаюкивая Тему. Лари молча слушал. "Повезло же этому Павлюку с женой, с такой не соскучишься". Тема наконец-то уснул, а вместе с ним и его мамаша. До Днепра оставалось еще четыре с половиной часа пути.

На платформе пассажирского вокзала в Днепропетровске, прямо перед окном купе, стояли два милиционера, поеживаясь и переминаясь с ноги на ногу от утреннего мороза. Наверняка обратят на него внимание, когда он выйдет из поезда со своим рюкзаком. Хорошо еще, что вагоны не проверяют, как в Макеевке.

– Вікусю, можна мені з вами ще й до Дніпродзержинська? – Лари жалобно взмолился к проводнице, протягивая полтинник.

В Днепродзержинск поезд прибыл минут через сорок. Вагон, в котором ехал Лари, был в голове поезда, а потому остановился далеко от здания небольшого вокзала. Оксана и Тёма все еще сладко спали. Выйдя из вагона, перескакивая прямо через железнодорожные пути, Лари выскочил на автомобильную трассу, которая шла параллельно железной дороге.

Минут через десять Лари остановил маршрутное такси "Мерседес-спринтер", следовавшее из Днепропетровска на Кременчуг. Было утро пятницы 21 января 2011г.

14. Кременчуг

Скорее всего, рассуждал Лари, его уже ищут. Недаром на вокзалах столько ментов. Наверняка им дана команда, проверять всех подозрительных пассажиров. "Нужно переждать несколько дней в Кременчуге, а затем уехать подальше, например, в Одессу" – рассуждал Лари.

Лари знал, что через Кременчуг из Харькова проходит несколько ночных поездов именно на Одессу. К тому же Кременчуг он хорошо знает. В начале 2000-х, когда он работал в "Лайм Систем", два раза был здесь в командировке, в уже несуществующем МТ-Банке.

В начале одиннадцатого Лари уже был в Кременчуге. По номеру телефона на билборде, за 180 гривень снял однокомнатную квартиру на улице Халаменюка, пока на сутки. Впервые за три дня позвонил Валентине.

– Привет! Я еду в Киев искать работу. Есть несколько вариантов.

– Хорошо. Приедешь домой, забери в банке трудовую.

– Как Димка?

– Нормально. Отвела утром в садик. Когда будешь?

– Возможно, через недельку. Пока.

Лари знал, Валентина давно хотела, чтобы он нашел работу в Киеве, так как по-своему была заинтересована в карьерном росте уже бывшего мужа.

Позавтракав и приняв душ, Лари впервые за прошедшие сутки заснул. Просыпаясь уже после пяти часов вечера, стал думать о том, что делать дальше.

Во-первых, заканчивались деньги, не те, которые в рюкзаке, а свои, кровные. Это значит, что одну "пятисотку" из выкупа нужно обменять.

Во-вторых, для выкупа нужно приобрести тару более надежную, чем матерчатый рюкзак.

Открыл одну из инкассаторских сумочек, аккуратно ножничками разрезал "бандерольку" на одной из пачек, вытащил две купюры и положил в боковой карман куртки.

Боясь оставлять деньги в чужой квартире, надел рюкзак и вышел на улицу. Евро обменял в ломбарде в "Торговом доме" на улице Ленина, рядом со зданием бывшего МТ-Банка. Здесь же неподалеку, в магазине "Дипломат", приобрел маленький металлический кейс с кодовым замком.

Возвращаясь, Лари не удержался и зашел в пивной бар "Ливерпуль", в тот самый, который он вместе с коллегами-программистами из "МТ" несколько раз посещал во время командировок.

Выпив бокал темного крепкого пива, Лари почувствовал, как постепенно спадает напряженность и неуверенность. Была пятница. В полумраке "Ливерпуля" душещипательно звучало попурри из "Битлз" в исполнении оркестра Фаусто Папетти. За столиками сидели мужчины и женщины, в основном молодые, весело разговаривая и улыбаясь. Дома их ждет тепло и уют, родные и близкие. А он вернется в свою съемную квартиру в чужом городе и будет со скуки смотреть телевизор. "Нечего больше торчать в Кременчуге. Пора уезжать" – решил Лари.

Переложив на квартире деньги в кейс, а кейс в рюкзак, пешком направился к железнодорожному вокзалу.

15. Дмитрий Лощенко 

В толпе встречающих и провожающих Лари не заметил пристальный взгляд мужчины среднего роста с небольшой седоватой бородой, одетого в черный пуховик с капюшоном.

Через минуту чья-то рука толкнула Лари в плечо.

– А чи звідси рушає потяг на Чаттанугу, містер Ларі?

Лари не успел даже толком испугаться. Перед ним стоял Димка Лощенко, бывший программист из МТ-Банка. Лари знал, что сейчас Димка работает в одном из банков в Запорожье, а домой приезжает только на выходные, как раз по пятницам.

– Лари! Ты что, меня не узнаешь?

– Узнаю, узнаю – после паузы промямлил Лари.

– Ну и куда ты на ночь глядя, собрался?

– В Одессу.

– Зачем тебе та Одесса, поехали со мной в Светловодск.

Предложение поехать к нему в гости в Светловодск, райцентр Кирово-градской области, который находится в 25 километрах от Кременчуга, Димка выдал скорее из чувства вежливости, надеясь, что Лари откажется.

– Поехали, поехали...– все также промычал Лари, вдруг увидев, как возле входа в здание вокзала два милиционера общаются с одним из пассажиров – высоким парнем с рюкзаком за плечами, как и у Лари.

Не ожидавший такого поворота, Димка растерялся. Лари, конечно, парень классный, но ему завтра нужно везти жену на обследование в Кировоградскую областную больницу. К тому же, сын и дочь, студенты Харьковских вузов, сейчас дома на каникулах. Одним словом, не до гостей.

– Есть проблема! Последний автобус на Светловодск уже ушел.

– Не беда, смотри, сколько рядом моторов. За мой счет, дружище.

Димка не успел опомниться, как они уже сидели в такси. По дороге Димка позвонил своей жене Ольге, чтобы предупредить о госте. В ответ, как и ожидал, услышал:

– У тебе ум в голові є? Я ж больна, у мене давлєніє, а ти з гостями. А у мене ж дома нічого немає, тільки картошка з катлєтами, чим угощать будеш?

Димка до конца монолог супруги слушать не стал и "отбил" сеанс связи на мобильнике.

Лари догадался:

– Чувак, не парься, если дома негде, заночую в гостинице.

– Не выдумывай, все будет нищак.

Через десять минут Ольга сама перезвонила:

– Йдіть зразу до Юрки. Квартіранти позавчора вибралися. Андрюша (сын) зараз уже там, включе газовий котьол, щоб хата нагрілась.

– Будешь жить в доме брата жены – сообщил Димка Лари.

– А охрана там есть? – зачем-то спросил тот.

– Охрана супер! Пес Арчибальд!

– Нема питань.

Маленький домик, в который Димка определил Лари, достался по наследству от родителей двоюродному брату его жены, Юрке. Сам Юрка жил в в своей квартире в центре Светловодска, а дом сдавал квартирантам. Последние жильцы выбрались три дня назад.

16. Допрос 

Уже на следующее утро, в субботу 22 января 2011г., Лари проверил электронную почту на своем "айфоне". Было лишь одно новое сообщение, от брата Вадима. Сообщение состояло из одного предложения: "Не могу тебе дозвониться!". Лари вытащил свой служебный мобильник и все понял. Он уже не работник Донстройбанка, поэтому "симка" заблокирована, а номера на "айфоне" Вадим не знает.

Еще ночью с четверга на пятницу Вадима, а также других жителей барака – парочку бомжей, мужчину и женщину – загребли в милицию. В "распределителе" отделения на Красной звезде было полно народу. Допрашивать начали лишь утром в пятницу.

Вопросы задавал моложавый офицер в чине майора:

– Не видели ли Вы вчера вечером мужчину роста выше среднего в короткой куртке и спортивной шапке, с рюкзаком?

– Нет.

– Почему живете нелегально в бараке и нигде не прописаны?

– Развелся, своего жилья не имею.

"Неужели Валерка? Да нет, не может быть. Ну и что, что не вернулся в барак тогда вечером? Скорее всего, к друзьям подался..."– путались мысли в голове у Вадима. Хотелось пить.

Следующий вопрос майора его удивил.

– Служили в Карабахе?

– А откуда Вы знаете?

Точно такую же татуировку, как и на пальцах правой руки Вадима, майор Скляров видел у своего бывшего начальника Степана Маринича. Три года назад начальник Макеевского отдела по борьбе с организованной преступ-ностью, подполковник Маринич был найден застреленным в районе одного терриконов на окраине города. Хотя дело и получило широкий резонанс в прессе, заказчиков и исполнителей убийства до сих пор не нашли.

– ВДВ? – спросил Скляров, с недоверием рассматривая щуплую фигуру Вадима.

– Никак нет, вольнонаемный.

– Служили водителем?

– Так точно.

Скляров из рассказов своего покойного шефа знал, водилы в Карабахе рисковали не меньше, чем десантура.

– Вы свободны. И мой Вам совет, хотя бы на месяц не появляйтесь в бараке...

Вадим вышел. Похоже, что бомжи, которых допрашивали раньше, в тот день Валерку не видели. Заскочил в барак, собрал вещи и выехал на своей "Скании" в Лисичанск.

17. Кафе "Юлас" 

Вечером в субботу 22 января 2011г., в кафе автосервиса "Юлас", что находится на выезде из Светловодска на Черкассы, Лари и Димка отмечали свою встречу. Пили водку под закуски и ели жаркое. Обслуживали клиентов две симпатичные официантки, как будто бы сошедшие с глянцевых журналов (а может быть водка была очень хорошей), особенно та светленькая, похожая на Карину Кокс из поп-группы "Сливки". Было не очень людно, но весело. Публика, в основном среднего возраста, похоже, состояла из завсегдатаев кафе.

Димка, который сегодня успел свозить жену в Кировоград на обследование и вернуться назад, на чем свет стоит, ругал все на свете. "Автобусы на Кировоград убитые, только дрова возить... Медицина вообще никуда... Врачи не могут правильно поставить диагноз... Денег не хватает, как дальше жить..."

Воспользовавшись тем, что его приятель вышел "отлить", Лари вытащил из бумажника несколько крупных купюр:

– Возьми, это тебе за постой.

– Нет, ты же у меня в гостях.

– Возьми.

– Не дури, обижусь.

– Давай тогда займу.

– А как же отдавать? Ты же сейчас безработный.

– Не волнуйся, я ограбил банк – пошутил Лари, добавляя еще несколько купюр.

– Ого!

– Отдашь, когда разбогатеешь.

Теперь Димка уже ни на что не жаловался, а переключился на расспросы – "Почему не пошел работать в ПУМБ? Почему ищет работу не в Киеве, а в Одессе?".

– В ПУМБ-е ничего нормального не предлагают. Предложения из Киева есть, но я больше люблю Одессу – кратко отвечал Лари. – А вообще, хочу за границу.

– Нет вопросов. Помнишь Саню Бойченко? В Чехии работает, в IBM. А Юра Арсентьев вообще в Чикаго. Хочешь дам координаты?

– Долго оформлять документы. Вот если бы прямо сейчас... – мечтательно произнес Лари.

После небольшой паузы Димка, жадно хлебавший, словно воду, элитный кофе "Илли", вдруг произнес:

– Если сейчас, то только Приднестровье. Тебя устроит?

Также после паузы, Лари выдал:

– Еще как.

– Джаст момент. 

Димка достал мобильник, вышел из-за стола на улицу.

Пока Димка кому-то звонил, Лари уставился на экран плазменного телевизора, который висел на стене. Шел выпуск новостей "5-го канала". Как раз показывали репортаж из Макеевки. Вот кадры о передаче выкупа. Вот он, Лари, выходит из-за памятника, всего секунды три, правда видно его не четко. Затем кадры интервью министра внутренних дел Могильного. "Никакой передачи выкупа не было. Кто там, на видео – не знаю".

Вернувшегося за столик Димку вдруг пробило на рассуждения:

– Да! В эпоху Интернета тяжело что-то скрыть от народа. Другое дело, что власть все меньше обращает внимание на такие "разоблачения" и всячески отмораживается. Мол, это монтаж или еще что. И логика здесь проста. Сегодня взрыв в Макеевке, завтра авария на шахте, послезавтра депутаты в парламенте подрались и т.д. В итоге через неделю о взрыве в Макеевке все забудут. Слишком много информации, опять же по вине того же Интернета. Замкнутый круг!

– Согласен.

– Теперь о главном – лицо Димки приобрело серьезное выражение. – Если хочешь, завтра можешь встретиться с человеком, который может помочь выехать в Приднестровье без документов.

– Хочу – ответил захмелевший Лари.

18. Воскресное утро

Утром, в воскресенье 23 января 2011г., около семи часов утра Лари разбудил Арчибальд, устроивший громкий лай и вытье. Пришлось этому песочного цвета псу неопределенной породы ("мама – шарпей, папа – украинский степной волк", как сказал Димка) дать колбасы и печенья, а самому довольствоваться чашечкой кофе.

Окончательно проснувшись, Лари вышел на улицу. Вдруг раздался, такой же свежий, как и крещенский мороз, который стоял на улице, звон церковных колоколов. Купола церкви были хорошо видны со двора дома, и Лари направился к ней. Было первое воскресенье после Крещения, поэтому людей в храме было достаточно много.

"Просто удивительно, как под действием молитвы, особенно если молится верующий человек, преображаются лица людей", – рассуждал Лари. "Часто грустные и сердитые в обычной жизни, они становятся добрыми и отрешенными. Люди словно просят у Господа любви к себе и своим ближним, и даже готовы на жертвы ради этой любви".

"...если что можешь, сжалься над нами и помоги ..." – читал священник отрывок из Евангелия от Луки.

– Помоги, если можешь – тихо повторял Лари.

Среди прихожан Лари не сразу признал одну из официанток, работавших вчера вечером в "Юласе". Девушка была не одна, а с какой-то пожилой женщиной, наверное, с матерью. В отличие от вчерашней "Карины Кокс", девушка была без макияжа, отчего ее лицо под матерчатой накидкой выглядело гораздо милее и приятней.

Лари вышел из церкви. Позвонил Димка, которому также не спалось сегодня утром. После того, как Лари дал ему в долг приличную сумму денег, Димка не мог не пригласить его к себе домой. "Срочно приходи, Ольга кое-что сварганила. Таких вкусных вареников, уверен, ты никогда не пробовал".

Ленивые вареники с сыром действительно оказались вкусными. За завтраком Димка спросил:

– Так ты будешь встречаться с Валентином, или отбой?

– Обязательно буду.

19. Странный способ пересечения границы

Через полчаса приятели уже были дома у Валентина Миргородского, мужчины средних лет с приятными чертами лица и, аккуратно уложенными в прическу, черными волосами.

Более всего в жизни Валентин Миргородский любил радиотехнику и музыку. Вплоть до девяностых годов занимался ремонтом отечественных телевизоров, а также играл на клавишных в любительской рок-группе. Любовь к музыке Валентин передал и двум своим сыновьям-погодкам, Олегу и Димке. После школы оба поступили в Одесскую консерваторию, которую уже закончили. Однако профессиональными музыкантами оба не стали…

Еще в студенческие годы старший сын Олег женился и для содержания семьи стал подрабатывать, играя на похоронах. За ним последовал и младший. Кончилось это тем, что старший брат сейчас является директором той самой ритуальной конторы, в которой он раньше играл, а младший – его помощник. Их похоронное бюро "Реквием" является популярным не только в Одессе, но и за ее пределами. И все из-за того, что они сами производят одни из самых шикарных в Одессе гробов.

Заказы на гробы приходят, в частности, и из Приднестровья, несмотря на пошлину и взятки на таможне. А самое интересное, что пошлину можно совсем не платить, если везешь не пустые гробы, а с покойниками. Их партнер из Приднестровья так и делает. Если в Одессе умирает кто-то из граждан Приднестровья, а таких здесь хватает на заработках, то их укладывают в самые дорогие гробы, перевозят в Приднестровье, а там перекладывают в простые. В результате получается хороший навар. Все эти подробности захмелевший Валентин выболтал Димке неделю назад на дне рождения своей сестры Лилии, подруги Димкиной жены.

А вчера в "Юласе", когда Лари сообщил о желании быстро податься за границу, Димке пришла в голову мысль: "Вместо покойника можно положить и живого человека. Кто там будет на таможне проверять?". Валентину, которому Димка вчера позвонил, сначала эта идея показалась очень опасной. Но все же сегодня утром он позвонил старшему сыну Олегу, что бы тот оценил это предложение. На его удивление, сыну эта идея понравилась.

– Вы согласны на такой способ пересечения границы? – спросил Валентин у Лари.

– Ну, раз иного способа нет, то, наверное, да – брезгливо морщась, ответил тот.
Затем Валентин передал слова сына о том, что такая необычная услуга будет стоить недешево, ибо сопряжена с риском.

– Сколько? – спросил Лари.

– Две штуки зелеными.

– Согласен.

– Пять процентов мои за идею – вставил свои "пять" Димка.

– Ну, тогда нужно ждать подходящего случая. Они позвонят, когда будет новый заказ из Приднестровья.

– Чем раньше, тем лучше. Готов заплатить ту же сумму, но в евро, за быстрое решение вопроса, – ответил Лари.

Неожиданно Валентин перезвонил уже утром следующего дня, в понедельник 25-го января:

– Приезжай, кажется, вопрос решен.

Каково же было его удивление, когда Лари приехал не один, а с девушкой, в которой Валентин узнал дочь бывшей школьной учительницы его детей, Галины Павловны, Лесю.

– Я еду не один – с порога заявил Лари.

– Поздравляю с правильным выбором... А мама знает? – пробормотал Валентин. – Я должен перезвонить в Одессу.

Через полчаса раздался ответный звонок. После продолжительного разговора, Миргородский сообщил:

– Будет в два раза дороже…

Продолжение следует...