Предисловие. Донецкий областной апелляционный суд в своем решении 30.12.2011 г. оставил без изменений сроки приговора "макеевским террористам". Как сообщалось, 5 сентября Макеевский Центрально-Городской районный суд приговорил Богдана Волошина и Дмитрия Онуфера за совершение терактов в Макеевке Донецкой области в январе 2011 года к 8 и 15 годам лишения свободы соответственно. Онуфер был признан организатором терактов.

Дмитрий Гонтарь
Данный опус – результат моей больной фантазии, причина которой – чувство неопределенности, которое я в настоящее время испытываю.

Автор благодарит
Наталию Бриженюк и Сергея Лимаренко за помощь, оказанную ему при написании этой повести.


1. Welcome in Ukraine.

ИЛ-62 после долгого набора высоты словно застыл в туманных облаках над Японским морем. 21 января 2011г., в пятницу, международная украинская делегация возвращалась домой после довольно бестолкового визита в непонятную славянскому человеку страну восходящего солнца. В салоне старого лайнера, помнящего еще самого Щербицкого, релаксировал сам глава делегации – четвертый по счету Президент Украины.

Кажется, все было организовано очень четко: встречи с императором Акихито, премьер-министром, легендарным борцом сумо украинского происхождения Коки Ная, чиновниками, бизнесменами, а также с преподавателями и студентами Киотского университета... Но все было уж слишком официально: встретились, обменялись общими фразами, подписали несколько малозначительных документов. Все мероприятия происходили слишком формально, без превышения регламента. Общие фразы и заверения в дружбе и желании взаимовыгодного сотрудничества.

Президент был слегка расстроен и раздражен. Его блуждающий взгляд упал на других членов делегации, которые, чтобы не мешать шефу, сидели в другой стороне салона. Министр иностранных дел Константин Грищук дремал с улыбкой на своем упитанном лице. За этой его дежурной улыбкой никогда не поймешь, о чем он думает. Глава администрации Сергей Левченко (просто Сережа) с интересом рассматривал новый нетбук, или что-то в этом роде, который приобрел в одном из токийских супермаркетов электроники.

Именно Сережа вчера вечером сообщил, что в Макеевке произошло два взрыва, непонятного происхождения. И никто не знает причины, мотивов этого теракта. Все как воды в рот набрали: и министр внутренних дел, и глава СБУ. "Бардак, да и только. Одно хорошо, появилась причина прервать этот бестолковый визит в Японию. Как они ехидно улыбались, когда вместо "Welcome to Ukraine" сказал "Welcome in Ukraine"... А студенты Киотского университета смотрят на нас, как на обезьян" – все более раздражался Президент.

Напротив Сережи сидела Аленка (Алена Березняк), блондинка с прекрасными серыми глазами, совсем еще девчонка, бывшая журналистка, дочь министра энергетики Юрия Бойчука. Такую красавицу и умницу просто нельзя было не взять на работу в секретариат. Алена и Сергей периодически о чем-то перебалтывались, наверное, делились впечатлениями о поездке. Эти идиоты журналисты весь Интернет засыпали сплетнями: "Алена Березняк – любовница Президента", "Алена Березняк – леди номер один", намекая на то, что Президент никогда в зарубежные командировки не берет жену.

"О Гане они так бы не сказали, она сразу их бы поставила на место". "Ганей" в окружении Президента называли Анну Стецькив, заместителя председателя администрации по гуманитарным вопросам. Ганя недавно перенесла инфаркт и поэтому врачи запрещают ей летать в самолете.
А так бы сидели сейчас друг напротив друга, пили бы зеленый чай, и Ганя, наверное, рассказывала бы что-то о японской культуре на своей "щирой украинской мове". Хотя многие из наших и считают ее слегка блаженной (Президент улыбнулся, вспомнив как Ганя приперлась на его инаугурацию в вышиванке), но мудрости и женской доброты ей не занимать. Если бы не эта глупая смерть ее младшего сына...
– Алена, распорядись принести чаю! – через пару минут попросил Президент. Яркое сибирское солнце внезапно выскочило из-под облаков и залило светом салон "Ильюшина". – Сережа! Есть еще новости по Макеевке?

2. Странные взрывы в Макеевке

Днем ранее, в четверг 20 января 2011г., в 8-15 утра Анатолий Могильный, министр внутренних дел Украины, сидел в маленьком служебном помещении аэропорта "Жуляны", пил кофе и поджидал председателя СБУ Валерия Хорошевского, чтобы срочно вылететь в Макеевку. Сегодня в городе у административного здания государственного предприятия "Макеевуголь" и возле торгового центра "Голден плаза" около 5 часов утра произошло два взрыва. К счастью, жертв и значительных повреждений нет. В письме, найденном на месте одного из взрывов, неизвестные требовали крупную сумму денег, иначе обещали в 17-00 еще пять взрывов в различных частях города.

Анатолий Владимирович не совсем понимал, зачем ему лететь в Макеевку, ведь всей операцией руководит СБУ. Другой работы хватает. Чего стоит требование Президента срочно отменить техосмотры в ГАИ, иначе гарант "красную карточку" обещал. Даже перспектива увидеть бывших сослуживцев, а в 2000 –2005 гг. Могильный был начальником Макеевского городского управления УМВД, его не радовала. Да и где они, его бывшие сослуживцы? Часть из них он забрал с собой в Крым, где возглавлял МВД автономии, другие уже в Киеве или Донецке... А с другой стороны: "Пусть Валера пашет, а я буду на подстраховке", – думал Могильный.

Через полчаса к аэропорту подрулил черный "Бентли Континенталь", за ним два черных "Круизера" и два таких же черных бронированных микроавтобуса. Мигом вывалилось не менее полтора десятка вооруженных омоновцев в масках, один из них нес какой-то металлический чемоданчик, и направились к служебному входу. Через минуту открылись дверцы "Бентли" и элегантный, как штандартенфюрер СС Штирлиц, в черном кожаном плаще и без головного убора, с двумя помощниками появился Валерий Хорошевский.

– Здравствуй Валерий Иванович! Что это за маски-шоу?

– Доброе утро, Анатолий Владимирович! Да вот, выкуп террористам везу!

– Да, видать, все серьезно... И сколько же бабок?

– Все четыре двести, 8400 купюр по 500 евро...

– 90-ые возвращаются...

Когда уже вся бригада погрузилась в ЯК-40 у, стоявших в тридцати метрах от здания аэровокзала Хорошевского и Могильного почти одновременно зазвонили мобильные телефоны. Чтобы не слышать рев мотора, Хорошевский вернулся в служебный зал. Звонил Дмитрий Фишман, его давний бизнес-партнер, крупнейший украинский олигарх.

– Привет, Валера! Летишь в Макеевку?

– А ты уже все знаешь? Как сейчас в Базеле погодка, или где ты там?

– Прекрасно. И юные лыжницы по-прежнему катаются с гор... Я тебе срочно должен сообщить что-то очень важное!

– Слушаю...

– Звонил Ринат и просил тебе срочно передать...

– Неожиданно...

– Он просил передать, чтобы ты не суетился. Никаких взрывов больше не будет!

– Вот как? А я почему ничего об этом не знаю?

– Понимаешь, это их внутренние донецкие дела. А они не хотят выносить сор из избы. Говорят, что сами уже во всем разобрались. А зная, что ты будешь копать до конца, просят тебя не усердствовать.

– М-да... (после паузы). Не могу же я отменить антитеррористическую операцию. Кстати, а Президент в курсе?

– Да, самое главное! Ему о том, что я тебе сейчас сказал – ни слова! Я обещал Ринату...

– Понял.

– Пусть эти донецкие сами во всем разбираются, а ты расслабься...

– Да, но уже запущен механизм...

После паузы:

– Думай сам, как все обставить... Ты же у нас голова!

– А Могильный?

– С ним должны были уже поговорить.

Через пять минут Хорошевский уже шел к самолету. У трапа его ждал, с выпученными как у рыбы глазами, Могильный:

– Валера, все отменяется? По домам?

– Нет, Анатолий Владимирович! Все еще только начинается!

– Как, ведь все уже... Операция отменяется?

– И начинается ее имитация! "Операция – имитация"!

Продолжение следует